Сайт Богдана Дмитриевича Яворского

Раздел X. Биографические материалы

Стефан Яворский (герб рода Яворских)

Стефан (в миру Симеон), сын дворян Ивана Яворского из рода герба Сас и Евфимии*, митрополит Рязанский и Муромский, блюститель патриаршего престола, первый Президент Святейшего Синода Русской Православной Церкви, родился в 1658 г. в с. Яворе в Галиции в православной семье, откуда родители после Андрусовского договора переселились в с. Красиловку, неподалеку от г. Нежина; умер 27 ноября 1722 г. в два часа ночи, в старом подворье Рязанских духовных владык — временном местопребывании патриаршего престола в Москве. Подворье находилось в самом начале Мясницкой улицы, недалеко от Никольских ворот. Архитектурным завершением подворье во многом было обязано митрополиту — славному богослову-полемику своего времени. «Стефан Яворский, — пишет И.К. Кондратьев, — в течение 22-летнего правления рязанской паствой продолжал и довершил начатое [в 1654 г. строительство каменных монастырских палат рязанским архиепископом] Мисаилом. По преданию, при Яворском построены две двухэтажные палаты, выступающие на Лубянскую площадь. С 1702 по 1721 год, до учреждения Святейшего Синода, Яворский, как викарий и блюститель патриаршего престола, заведуя его делами, несколько лет пребывал на этом подворье. Тут его посещал друг и сотрудник святитель Дмитрий Ростовский; тут он сверял исправление славянской Библии для [массового печатного] издания с Феофилактом Лопатинским, Софронием Лихудой и другими учеными того времени**; тут он сочинил известную свою книгу «Камень веры», тут, наконец, и умер…». Похороны митрополита были отложены до возвращения Петра I из астраханского похода. Весь тот год Синод провел в Москве, куда почти в полном составе «прибыл вместе с Сенатом, в след за государем, еще в декабре предшествовавшего года». В Петербурге, для управления текущими делами, не требовавшими общего синодального суждения и решения, оставались лишь синодальные асессоры. Им было определено писаться в приговорах: «По указу Его Императорского Величества, Святейшего Синода обретающиеся в Санктпетербурхе члены». 20 декабря 1722 года в присутствии Петра I члены Синода совершили отпевание м. Стефана по монашескому чину в церкви Гребневской иконы Божией Матери***, им же освященной после возрождения этого древнего храма в 1711 году; деятельное участие в его делах принимала сестра Петра I, царевна Наталья Алексеевна. Церковь находилась здесь же, «при входе на Мясницкую улицу**** с Лубянской площади, на правой руке». После отпевания тело почившего святителя было отправлено для погребения в Рязань, где и предано земле 27 декабря в Успенском соборе. В 1804 г. останки м. Стефана были перезахоронены и ныне покоятся в Малоархангельском рязанском соборе; здесь он положен в алтаре, на правой стороне, где ризница.


Читать всю статью

Яворский Федор Иванович — родоначальник московских дворян (герб рода Яворских)

gerbЯВОРСКИЙ, Федор Иванович, сын Ивана Яворского из старинного, известного с 1431 г., галицкого шляхетского рода Яворских герба Сас и Евфимии N. После Андрусовского договора семья переселилась в с. Красиловку, неподалеку от г. Нежина. Из Красиловки переехал в Москву, был «у домовых дел» брата Стефана Яворского, митрополита Рязанского и Муромского, блюстителя патриаршего престола. В 1702 году получил российское дворянство и «Герб рода Яворских», став родоначальником московских дворян. По указу царя Яворского Федора Ивановича «велено было писать по Московскому списку». В царской жалованной Грамоте на имя Стефана Яворского от 7 февраля 1702 года сказано: «От Великого государя царя и Великого князя Петра Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца, богомольцу Нашему преосвященному Стефану митрополиту Рязанскому и Муромскому, по Нашему Великого государя указу домовых твоих дел Федор Иванов сын Яворской по его челобитью написан по московскому списку и учинено ему Нашего Великого государя жалованья оклад вновь поместной пятьсот четвертей, денег двадцать рублей, а у домовых дел велено ему быть по-прежнему…». IMG_0005-6
При каждой епархии в помощь преосвященным существовали местные административно-судебные учреждения, называвшиеся по-разному, чаще всего — архиерейскими домами или духовными приказами, приказами духовных дел, домовыми архиерейскими конторами, то дикастериями или консисториями. Находясь под властью архиерея, ими управляли т.н. судьи или управители. «На обязанности архиерейских домов лежали как духовные дела в собственном смысле, так и заведование вотчинами и сборами по епархиям, в пределах архиерейской власти»*.
Род Яворских занесен во второй том утвержденного в 1798 году «Общего Гербовника дворянских родов Всероссийской Империи» и «Родословную книгу Дворянского Депутатского собрания Московской губернии», VI-ю часть. В описательной части герба сказано: «Рода Яворских, как Российская История показывает, Стефан Яворский Митрополит Рязанский и Муромский в Царствование Государя Императора ПЕТРА ВЕЛИКАГО, Святейшаго Правительствующаго Синода Президентом, стяжал имени и роду своему славу трудами и подвигами, подъятыми в важнейших случаях и делах на пользу отечества. Федор Иванович сын Яворский написан был по Московскому списку и учинен ему в 1702-м году поместной оклад. Потомки его равным образом за службы жалованы от Государей чинами и другими знаками Монарших милостей. Все сие доказывается сверх Российской Истории, копиею с жалованной Грамоты».


Читать всю статью


Яворская, в замужестве княгиня Щербатова, Антонина Воиновна (Васильевна)

Яворская, в замужестве княгиня Щербатова, Антонина Воиновна (Васильевна), родилась в 1758 году в семье дворян московских — потомков старинного галицко-русско-польского рода герба Сас. Получила хорошее домашнее воспитание. Как свидетельствуют источники, выросла замечательной красавицей и в свое время занимала видное место в светских кругах столичного общества. Ее положение значительно возвысилось после того, как она, еще совсем молоденькой девушкой, вышла замуж за 47-летнего боевого генерала Андрея Николаевича Щербатова (1728-1810), будущего действительного тайного советника, сенатора, происходившего из старинного княжеского рода. В «Истории родов русского дворянства» П.Н. Петров писал: «Самые эмблемы герба указывают уже происхождение рода Щербатовых от киевского и черниговского князей Рюрикова дома: а именно от потомства второго сына Ярослава I — Святослава Ярославича (ум. 1076), которому приходился потомком в шестом колене (от Рюрика в одиннадцатом, по родословию) святой Михаил Всеволодович, родоначальник нескольких княжеских родов, в том числе прекратившегося рода Одоевских и существующего Горчаковых, Барятинских и Оболенских. Из рода же Оболенских происходил родоначальник рассматриваемого нами рода Щербатовых — князь Василий Андреевич (лицо XVII колена от Рюрика, жившее в XV веке)»1. XVIII кол. — кн. Василий Васильевич Щербатов, XIX кол. — кн. Михаил Васильевич Щербатов, XX кол. — кн. Дмитрий Михайлович Щербатов, XXI кол. — кн. Савва Дмитриевич Щербатов, XXII кол. — кн. Федор Саввич Щербатов, XXIII кол. — кн. Григорий Федорович Щербатов, XXIV кол. — кн. Петр Григорьевич Щербатов, XXV кол. — кн. Николай Петрович Щербатов, XXVI кол. — кн. Андрей Николаевич Щербатов, жена Яворская Антонина Воиновна2 (Васильевна).
В семье супружеской четы Щербатовых родились дети: сыновья — Александр и Николай (назван в честь деда, Николая Петровича Щербатова), дочери — Анна (названа в честь бабушки, Анны Васильевны Шереметевой), Дарья и Мария, современные источники называют еще несколько имен девочек: Варвара — умерла вскоре после рождения, Анастасия и вторая Варвара. Воспитание детей в духе требований положения в обществе, свойственная Антонине Воиновне ответственность за ведение домашних дел, чрезмерные переживания за мужа и будущее семьи сказывались на состоянии ее здоровья и характере. О ее трудном характере и увлечениях писали современники, например, в своих записках (мемуарах) «Капище моего сердца…» князь Иван Михайлович Долгоруков3; пишут и в наше время, например, автор «Утраченного Петербурга» Инна Аркадьевна Соболева4. Писали и пишут по-разному, одни с пониманием, другие — с осуждением. И все же — она была прекрасной гостеприимной хозяйкой, любимой женой и всегда заботливой матерью. Не оставались без ее внимания и покровительства ближайшие родственники. Среди них жившая в семье «монастырка» княжна Елизавета Павловна Щербатова, в которую страстно и безнадежно был влюблен автор воспоминаний Иван Михайлович Долгоруков; в ту пору ему было всего 20 лет, княжне — уже 30. Мудрость и такт княжны Елизаветы Павловны, сумевшей найти подход и убедительные слова, когда «в яром исступлении любви страстной», он в порыве ревности пытался застрелиться, был ранен; ее слова глубоко запали в душу молодого князя, успокоили сердце, хотя и не сразу. Вскоре он женился на красивой девушке фрейлине Евгении Сергеевне Смирновой (Смирной), а Елизавета Павловна вышла замуж за полковника Александра Васильевича Поликарпова, будущего генерала, сенатора, действительного тайного советника. Их дружба продолжалась и в дальнейшем. Известны его стихи, посвященные Елизавете Павловне, — «На именины. К… Е…П…Щ» («Безделицу — цветок, с стыдом тебе вручаю…»). Дадим Ивану Михайловичу слово (без купюр) к лучшему пониманию атмосферы, бывшей в семье Щербатовых. «Князь Андрей Николаевич, — пишет он, — супруга его княгиня Антонина Воиновна, из полячек; племянница его, монастырка [воспитанница Смольного института - Б.Я.] княжна Елизавета Павловна. О каждом из лиц сего семейства я поговорю особо и пространно, ибо они все вместе составляли ближайшее и лучшее наше знакомство во все времена пребывания нашего в Петербурге, где в их доме мы бывали как в своем.
Князь Андрей Николаевич служил сенатором и жил безвыездно в городе; дядя мой, Строганов [барон Александр Николаевич Строганов - Б.Я.], был с ним очень дружен, и на это были потаенные причины; впрочем, они совсем не сходствовали характерами. Князь любил жену свою страстно, будучи гораздо ее старее, баловал ее, не смея ей слова сказать вопреки и, в удовольствие ее, принимал по вечерам небольшой круг посетителей, из которых иные из милости игрывали с ним в шашки. Всякий гость в этом доме имел свой предмет. Я, холост будучи еще, ознакомился с ними, и не проходило дня, чтоб я к ним не завернул. Князь меня принимал ласково, и вообще все домашние обращались со мной хорошо.
Княгиня была женщина молодая, пригожая и вдвое была бы милее, если б гордый характер и своенравие неограниченное не портили прочих ее хороших качеств; она была до чрезвычайности горяча, опрометчива, неосторожна и за всякое слово не по ней готова была вспыхнуть, несмотря ни на что и ни на кого; случалось нередко, что она, за столом сидя, кинет салфетку в гостей и уйдет к себе, но когда она была в хорошем духе, то действительно можно было в нее влюбиться. В эту западню попал и дядя мой, с которым у нее была интрига; тут ничего не происходило важного; одни взгляды и украдкой лобзанья составляли их наслажденье, которому и я, как ближайший наперсник дяди моего, иногда бывал свидетелем, особливо когда их свиданья происходили у нас самих. Княгиня была с нами так дружна и коротка, что она, в пристрастии своем к дядюшке, от нас не таилась, и поистине надобно было ей простить сию преступную любовь, потому что муж ее так был стар и неприятен, что она ни сердца, ни чувств делить с ним без отвращения не могла. По сей-то связи и я с женой был всегда ею принят с отличной лаской, а князь, покорный слуга жены своей, не смел и скучать нами.» Эта связь с домом Щербатовых продолжалась долгие годы. Благодарный семье Иван Михайлович Долгоруков писал уже в преклонных летах: «доколе прожили Щербатовы, я и жена моя, мы всегда на одинаковой ноге были приняты в их доме, и я, приезжая из Пензы в Петербург, всегда бывал у них у первых, прощался с ними с последними. И они померли, и дядя мой, и жена моя скончались. Но дни того времени никогда не изгладятся из памяти моей».
Андрей Николаевич вышел в отставку в 1800 г., в возрасте 72 лет, прослужив «с усердием и ревностию отечеству 58 лет». Они прожили вместе еще десять лет. Умерла Антонина Воиновна в 1812-м, спустя два года после смерти мужа, выдав замуж, вопреки своему желанию, старшую дочь, Анну Андреевну, бывшую фрейлиной императрицы Марии Федоровны (вторая супруга императора Павла I), за еще неизвестного дипломата дворянина Блудова Дмитрия Николаевича (1785-1864), впоследствии крупного государственного деятеля России, президента Академии Наук, графа, действительного тайного советника, чье имя достойно нашей памяти. Истинные обстоятельства ее преждевременной смерти не известны. В честь матери и тещи Блудовы назвали ее именем свою старшую дочь. Внучка княгини Щербатовой (Яворской) — Антонина Дмитриевна Блудова, родилась в 1813-м в Стокгольме: в 1813-1814 гг. ее отец, Дмитрий Николаевич Блудов, был поверенным в делах российской миссии в Швеции. Эта замечательная женщина не создала своей семьи, но оставила добрый след в истории как общественный деятель, благотворительница, писательница, мемуаристка; была фрейлиной императрицы Александры Федоровны (жена Николая I), камер-фрейлиной императрицы Марии Александровны (жена Александра II)*.


Читать всю статью

Яворский Иван Васильевич, тайный советник (герб рода Яворских). Ч. II

Яворский, Иван Васильевич, тайный советник, высший чиновник и деятель финансового ведомства, сын Василия Федоровича, внук родоначальника московских дворян Федора Ивановича Яворского. О нем известно, кроме архивных источников (см. Ч. I), из знаменитых автобиографических «Записок» (1743-1812) Гавриила Романовича Державина, где Державин, «бывший статс-секретарь при императрице Екатерине Второй, сенатор и коммерц-коллегии президент, потом при императоре Павле член Верховного Совета и государственный казначей, а при императоре Александре министр юстиции, действительный тайный советник и разных орденов кавалер…», упоминает Яворского в связи со сложившимися личными обстоятельствами. После отставки «по неспособности к военной службе» и обиженный таким заключением графа П.И. Панина Державин перешел в 1777-м в статскую службу, получив в августе место экзекутора в первом департаменте Правительствующего Сената. Иван Васильевич Яворский — его коллега по службе в Сенате, где состоял экзекутором второго департамента, и товарищ. «Личные обстоятельства» — неожиданно вспыхнувшая любовь поэта к дочери бывшего камердинера Петра III Екатерине Яковлевне Бастидон, которой в ту пору еще не было и 17-ти (род. в 1762 году). Яворский был дружен с семьей Якова Леонтьевича Бастидона (к описываемому событию умер) и Матрены Дмитриевны, кормилицы великого князя Павла Петровича. По личной просьбе Державина Яворский принял непосредственное участие в его помолвке. «Приехала мать, и сделали помолвку, но на сговор настоящий еще она не осмелилась решиться без соизволения его высочества наследника великого князя, которого почитала дочери отцом и своим сыном. Чрез несколько дней дала знать, что государь великий князь жениха велел к себе представить. Ласково наедине принял в кабинете мать и зятя, обещав хорошее приданое, как скоро в силах будет. Скоро, по прошествии великого поста, то есть 18 апреля 1778 года, совершен брак…».
Этот брак для Державина оказался счастливым. Как писали биографы, молодая красавица жена стала его близким другом и музой, которую он воспел в стихах под именем Плениры. Вот как это случилось.


Читать всю статью

Яворская Лидия Борисовна, княгиня Барятинская (герб рода Барятинских)

герб рода БарятинскихЯворская, Лидия Борисовна (1871/2-1921), урожд. фон Гюббенет, по мужу с 1894 (по др. ист. 1896) княгиня Барятинская, талантливая русская актриса*. Родилась в Киеве. Ее муж, князь Владимир Владимирович Барятинский (1874-1941), офицер флота, оставив в 1896 военную службу, занимался литературной деятельностью, приобрел известность как драматург. Происходил из старинного княжеского рода Барятинских, ведущих свое начало от Рюрика. Приходился внучатым племянником генерал-фельдмаршалу кн. Александру Ивановичу Барятинскому (1814-1879), отважному военачальнику, наместнику Его Императорского Величества (1856-1860) на Кавказе, прославившемуся в потомстве тем, что через 3 года после назначения наместником «весь Восточный Кавказ был покорен и неуловимый дотоле Шамиль взят в плен». Князь В.В. Барятинский увлекся театром. В 1901 основывает с женой собственный театр с названием «Новый театр» или «Новый мир», где ставятся его пьесы «Перекаты», «Пляска жизни», «Карьера Наблоцкого» и другие.


Читать всю статью

Известные врачи — воины, ученые, писатели

ЯВОРСКИЙ Григорий Иванович (1770—1834) — русский военный врач, потомственный дворянин, статский советник, доктор медицины и хирургии, корреспондент С.-Петербургской медико-хирургической академии, генерал-штаб-доктор 1-й армии 1813-1820 гг. Родился в 1770 г. в семье Киевского купца. Образование получил сначала в Киевской духовной семинарии, а потом в Киевской же духовной академии, из которой в 1795 г. перешёл в Петербургское генеральное госпитальное училище. Четыре года спустя он был выпущен из госпитального училища кандидатом 1-го отделения, а в следующем году был назначен сначала лекарем Санкт-Петербургского адмиралтейского госпиталя, потом в Балтийский флот, но через несколько месяцев был переведён в мушкетерский (Саратовский гарнизонный) Гартунга полк, из которого в том же году перешел в Лейб-гренадерский полк. В 1803 г. Яворский получил звание штаб-лекаря. Назначенный в 1806 г. доктором 5-й дивизии, он два года спустя был назначен главным доктором Молдавской армии и участвовал во многих сражениях c турками и затем Отечественной войны 1812 г. В сражениях при дер. Картане и Орловой Яворский находился под огнём неприятеля, наблюдал за действиями санитаров, сам ходил с ними в наиболее опасные места подбирать раненых и делал тут же многие перевязки, за что был награждён орденом св. Анны 2-й ст. По возвращении из Молдавской армии в Петербург Яворский 31 декабря 1812 г. был признан доктором медицины Санкт-Петербургской медико-хирургической академии и назначен генерал-штаб-доктором действующей армии, с которой принял участие в Заграничных походах 1813—1814 гг. Когда же, в 1814 г., действующая армия была разделена на две, то он был оставлен в должности генерал-штаб-доктора 1-й армии и занимал эту должность до своего выхода в отставку в 1820 г., когда поселился в Петербурге и занялся частной практикой.


Читать всю статью

В революционно-демократическом движении

ЯВОРСКИЙ Владимир Андреевич, род. 10 мая 1839 г., дворянин, сын Яворского Андрея Францевича и Надежды Ивановой. С 1834 семья проживала в г. Керчи, где отец, в 1844 титулярный советник, исправлял должность штатного смотрителя в уездном Керченском училище, в 1849-1851 депутат в Керченской Городской Думе, в 1852 надворный советник, член Сухум-Кальского карантинно-таможенного правления. Закончил Симферопольскую гимназию. Студентом 2-го курса физико-математического факультета Санкт-Петербургского Императорского университета Владимир Андреевич принимал участие в петербургских студенческих волнениях 1861 г.; арестован на квартире известного публициста Николая Викентьевича Альбертини, в то время политического обозревателя «Отечественных записок», автора ряда рецензий на русские и иностранные книги исторического и политического содержания, а также аналитических статей, в которых выражал взгляды умеренного либерализма России, и 5 октября того же года заключен в Петропавловскую крепость. По высочайшему повелению 4 декабря приговорен к высылке на родину под надзор полиции на год, «в случае отсутствия по нем поручителей в Петербурге». Освобожден 7 декабря 1861 г.


Читать всю статью

В разработке

ЯВОРСКИЙ, Виктор Николаевич (1873-1938), иерей, ново-священномученик — причислен к лику святых.
Память 19 мая в соборе Харьковских святых.
Родился 2 апреля 1873 года в селе Корочино Седлецкой губернии. Служил священником. 13 января 1938 года был расстрелян.
Причислен к лику святых новомучеников 22 июня 1993 года определением Священного Синода Украинской Православной Церкви как местночтимый святой Слободского края Харьковской епархии.


Читать всю статью