Сайт Богдана Дмитриевича Яворского

01 Апрель 2013

Биографические материалы


Яворская, в замужестве княгиня Щербатова, Антонина Воиновна (Васильевна)

Яворская, в замужестве княгиня Щербатова, Антонина Воиновна (Васильевна), родилась в 1758 году в семье дворян московских — потомков старинного галицко-русско-польского рода герба Сас. Получила хорошее домашнее воспитание. Как свидетельствуют источники, выросла замечательной красавицей и в свое время занимала видное место в светских кругах столичного общества. Ее положение значительно возвысилось после того, как она, еще совсем молоденькой девушкой, вышла замуж за 47-летнего боевого генерала Андрея Николаевича Щербатова (1728-1810), будущего действительного тайного советника, сенатора, происходившего из старинного княжеского рода. В «Истории родов русского дворянства» П.Н. Петров писал: «Самые эмблемы герба указывают уже происхождение рода Щербатовых от киевского и черниговского князей Рюрикова дома: а именно от потомства второго сына Ярослава I — Святослава Ярославича (ум. 1076), которому приходился потомком в шестом колене (от Рюрика в одиннадцатом, по родословию) святой Михаил Всеволодович, родоначальник нескольких княжеских родов, в том числе прекратившегося рода Одоевских и существующего Горчаковых, Барятинских и Оболенских. Из рода же Оболенских происходил родоначальник рассматриваемого нами рода Щербатовых — князь Василий Андреевич (лицо XVII колена от Рюрика, жившее в XV веке)»1. XVIII кол. — кн. Василий Васильевич Щербатов, XIX кол. — кн. Михаил Васильевич Щербатов, XX кол. — кн. Дмитрий Михайлович Щербатов, XXI кол. — кн. Савва Дмитриевич Щербатов, XXII кол. — кн. Федор Саввич Щербатов, XXIII кол. — кн. Григорий Федорович Щербатов, XXIV кол. — кн. Петр Григорьевич Щербатов, XXV кол. — кн. Николай Петрович Щербатов, XXVI кол. — кн. Андрей Николаевич Щербатов, жена Яворская Антонина Воиновна2 (Васильевна).
В семье супружеской четы Щербатовых родились дети: сыновья — Александр и Николай (назван в честь деда, Николая Петровича Щербатова), дочери — Анна (названа в честь бабушки, Анны Васильевны Шереметевой), Дарья и Мария, современные источники называют еще несколько имен девочек: Варвара — умерла вскоре после рождения, Анастасия и вторая Варвара. Воспитание детей в духе требований положения в обществе, свойственная Антонине Воиновне ответственность за ведение домашних дел, чрезмерные переживания за мужа и будущее семьи сказывались на состоянии ее здоровья и характере. О ее трудном характере и увлечениях писали современники, например, в своих записках (мемуарах) «Капище моего сердца…» князь Иван Михайлович Долгоруков3; пишут и в наше время, например, автор «Утраченного Петербурга» Инна Аркадьевна Соболева4. Писали и пишут по-разному, одни с пониманием, другие — с осуждением. И все же — она была прекрасной гостеприимной хозяйкой, любимой женой и всегда заботливой матерью. Не оставались без ее внимания и покровительства ближайшие родственники. Среди них жившая в семье «монастырка» княжна Елизавета Павловна Щербатова, в которую страстно и безнадежно был влюблен автор воспоминаний Иван Михайлович Долгоруков; в ту пору ему было всего 20 лет, княжне — уже 30. Мудрость и такт княжны Елизаветы Павловны, сумевшей найти подход и убедительные слова, когда «в яром исступлении любви страстной», он в порыве ревности пытался застрелиться, был ранен; ее слова глубоко запали в душу молодого князя, успокоили сердце, хотя и не сразу. Вскоре он женился на красивой девушке фрейлине Евгении Сергеевне Смирновой (Смирной), а Елизавета Павловна вышла замуж за полковника Александра Васильевича Поликарпова, будущего генерала, сенатора, действительного тайного советника. Их дружба продолжалась и в дальнейшем. Известны его стихи, посвященные Елизавете Павловне, — «На именины. К… Е…П…Щ» («Безделицу — цветок, с стыдом тебе вручаю…»). Дадим Ивану Михайловичу слово (без купюр) к лучшему пониманию атмосферы, бывшей в семье Щербатовых. «Князь Андрей Николаевич, — пишет он, — супруга его княгиня Антонина Воиновна, из полячек; племянница его, монастырка [воспитанница Смольного института - Б.Я.] княжна Елизавета Павловна. О каждом из лиц сего семейства я поговорю особо и пространно, ибо они все вместе составляли ближайшее и лучшее наше знакомство во все времена пребывания нашего в Петербурге, где в их доме мы бывали как в своем.
Князь Андрей Николаевич служил сенатором и жил безвыездно в городе; дядя мой, Строганов [барон Александр Николаевич Строганов - Б.Я.], был с ним очень дружен, и на это были потаенные причины; впрочем, они совсем не сходствовали характерами. Князь любил жену свою страстно, будучи гораздо ее старее, баловал ее, не смея ей слова сказать вопреки и, в удовольствие ее, принимал по вечерам небольшой круг посетителей, из которых иные из милости игрывали с ним в шашки. Всякий гость в этом доме имел свой предмет. Я, холост будучи еще, ознакомился с ними, и не проходило дня, чтоб я к ним не завернул. Князь меня принимал ласково, и вообще все домашние обращались со мной хорошо.
Княгиня была женщина молодая, пригожая и вдвое была бы милее, если б гордый характер и своенравие неограниченное не портили прочих ее хороших качеств; она была до чрезвычайности горяча, опрометчива, неосторожна и за всякое слово не по ней готова была вспыхнуть, несмотря ни на что и ни на кого; случалось нередко, что она, за столом сидя, кинет салфетку в гостей и уйдет к себе, но когда она была в хорошем духе, то действительно можно было в нее влюбиться. В эту западню попал и дядя мой, с которым у нее была интрига; тут ничего не происходило важного; одни взгляды и украдкой лобзанья составляли их наслажденье, которому и я, как ближайший наперсник дяди моего, иногда бывал свидетелем, особливо когда их свиданья происходили у нас самих. Княгиня была с нами так дружна и коротка, что она, в пристрастии своем к дядюшке, от нас не таилась, и поистине надобно было ей простить сию преступную любовь, потому что муж ее так был стар и неприятен, что она ни сердца, ни чувств делить с ним без отвращения не могла. По сей-то связи и я с женой был всегда ею принят с отличной лаской, а князь, покорный слуга жены своей, не смел и скучать нами.» Эта связь с домом Щербатовых продолжалась долгие годы. Благодарный семье Иван Михайлович Долгоруков писал уже в преклонных летах: «доколе прожили Щербатовы, я и жена моя, мы всегда на одинаковой ноге были приняты в их доме, и я, приезжая из Пензы в Петербург, всегда бывал у них у первых, прощался с ними с последними. И они померли, и дядя мой, и жена моя скончались. Но дни того времени никогда не изгладятся из памяти моей».
Андрей Николаевич вышел в отставку в 1800 г., в возрасте 72 лет, прослужив «с усердием и ревностию отечеству 58 лет». Они прожили вместе еще десять лет. Умерла Антонина Воиновна в 1812-м, спустя два года после смерти мужа, выдав замуж, вопреки своему желанию, старшую дочь, Анну Андреевну, бывшую фрейлиной императрицы Марии Федоровны (вторая супруга императора Павла I), за еще неизвестного дипломата дворянина Блудова Дмитрия Николаевича (1785-1864), впоследствии крупного государственного деятеля России, президента Академии Наук, графа, действительного тайного советника, чье имя достойно нашей памяти. Истинные обстоятельства ее преждевременной смерти не известны. В честь матери и тещи Блудовы назвали ее именем свою старшую дочь. Внучка княгини Щербатовой (Яворской) — Антонина Дмитриевна Блудова, родилась в 1813-м в Стокгольме: в 1813-1814 гг. ее отец, Дмитрий Николаевич Блудов, был поверенным в делах российской миссии в Швеции. Эта замечательная женщина не создала своей семьи, но оставила добрый след в истории как общественный деятель, благотворительница, писательница, мемуаристка; была фрейлиной императрицы Александры Федоровны (жена Николая I), камер-фрейлиной императрицы Марии Александровны (жена Александра II)*.
Биография и послужной список кн. Андрея Николаевича Щербатова, второго сына кн. Николая Петровича и Анны Васильевны, ур. Шереметевой:
«д. т. с., сенатор; сын статского советника князя Николая Петровича, родился 31 мая 1728 г. и воспитывался в доме родительском. В 1742 г. он поступил на службу в л.-гв. Измайловский полк, в 1756 г. был отправлен в Париж курьером и по возвращении оттуда пожалован гвардии прапорщиком. В 1762 г. Щ. определен был генерал-адъютантом к фельдмаршалу графу Разумовскому, а через 5 лет произведен в обер-кригскомиссары. В первую Турецкую войну в кампании 1769—70 гг. Щ. по доброй воле находился во многих делах, при каждом случае отличаясь усердием и храбростью, особенно же отличился он в бою при Долиняке и в сражениях на Ларге и Кагуле. В 1771 г. он в чине бригадира состоял при провиантской комиссии, продовольствовавшей первую армию и в том же году по старшинству произведен был в генерал-майоры. Вслед за тем ему была поручена провиантская комиссия для продовольствия российских войск, действовавших в Польше. Здесь бескорыстие Щ. и его справедливое отношение к полякам привлекли к нему уважение короля Станислава-Августа, от которого он получил орден св. Станислава. В 1776 г. Щ. был определен генерал-провиантмейстером. Управляя этой частью, он с величайшим рачением и заботливостью безостановочно снабжал войско продовольствием, подряды производил осторожно и выгодно и сделал казне значительные приращения. Тогда же Щ. устроил в Петербурге запасные хлебные магазины, которые императрица Екатерина Великая благотворно учредила в пособие бедным и для удержания возвышения цен на хлеб. В 1778 г. по соизволению императрицы Щ. получил от польского короля орден Белого Орла, а в следующем году по старшинству произведен был в генерал-поручики. В 1783 г. Щ. был уволен от должности генерал-провиантмейстера, и ему повелено было присутствовать в Сенате. В качестве сенатора он в следующем 1784 г. обозревал во Владимирском, Костромском и Ярославском наместничествах присутственные места, течение дел и сохранение установленного порядка и замечания свои представил императрице. В 1795 г. Щ. был произведен в действительные тайные советники, а через год пожалован орденом св. Александра Невского. В 1799 г. Сенатом было поручено ему вместе с кн. Григорием Семеновичем Волконским произвести ревизию в С.-Петербурге всех коллегий, канцелярий, банков, контор и таможен. В 1800 г. Щ. был уволен от службы. Умер он 2 апреля 1810 г…» (Словарь Половцова А.А.).
Погребен в некрополе Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры. Лазаревское кл.
Дети кн. Андрея Николаевича Щербатова и кнг. Щербатовой (ур. Яворской) Антонины Воиновны,
XXVII кол. от Рюрика:
- кн. Александр Андреевич Щербатов;
- кн. Николай Андреевич Щербатов (ум. 16 сент. 1810, на 5 году; погребен на Волковском правосл. кл.);
- кнж. Анна Андреевна Щербатова** (1777-1848), по мужу Блудова (герб гр. Блудова внесен в «Общий гербовник», ч.XI, № 15);
- кнж. Дарья Андреевна (ум. 3 июня 1799, после болезни, на 19 году; погребена на Волковском правосл. кл.);
- кнж. Мария Андреевна Щербатова (1791-после 1852)***, по мужу Поликарпова (герб рода Поликарповых внесен в «Общий Гербовник», ч.III, № 27).

Анна Андреевна и Мария Андреевна, фрейлины их императорских величеств государынь императриц, были хороши собой, блистали при дворе, в петербургских домах на приемах и балах. Графиня Головина Варвара Николаевна (1766-1819), фрейлина при дворах императриц Екатерины II, Марии Федоровны и Елизаветы Алексеевны, в своих «Мемуарах»5 сообщает такую подробность о сестрах Щербатовых [не называя имен, вероятно, о старших: Анне и Дарье], что во время пребывания двора императора Павла I в 1797 году в Москве в ожидании коронации устраивались разные увеселительные мероприятия, в том числе многочисленные балы. «Было много балов, — пишет она, — ставших источником беспокойства для Государыни и [фаворитки] м-ль Нелидовой. Среди большого числа московских дам, приезжавших ко двору, было много красивых особ и между ними княжны Щербатовы и барышни Лопухины****. Последние особенно привлекли внимание Императора. Он часто принимался говорить о них, и беспокойству Государыни и Нелидовой по этому поводу приписывают ускоренный отъезд двора из Москвы». Княжны Щербатовы были хорошо образованы и умны. Сюда можно добавить и такое наблюдение современников, например, Анна Андреевна внешне была очень похожа на императрицу Елизавету, супругу Александра I. Автор «Утраченного Петербурга» добавляет: «Когда она улыбалась, казалось, легкое сияние исходило от прелестного лица. Когда говорила, чарующий голос заставлял замолкать всех…». Молоденькие, прекрасно воспитанные сестры, конечно, были в центре внимания высших придворных особ. Позже Анна и Мария успешно вышли замуж. Анна, как было сказано выше, в 1812 — за дв. Д.Н. Блудова (1785-1864), c 1842 — граф (в 1816 г. семья Блудовых поселилась в купленном в «Литейной части 3 квартала по Невскому проспекту близ Аничкова моста» доме, ныне — Невский, 80; в 1816-1818 гг. здесь проходили заседания литературного общества «Арзамас»)6; Мария — в 1816 году за камер-юнкера Александра Поликарпова, сына сенатора д.т.с. Александра Васильевича Поликарпова и Елизаветы Павловны Щербатовой и приходилась ему еще и двоюродной теткой.

Биография и послужной список гр. Блудова Дмитрия Николаевича, сына помещика Владимирской губ. (род. имение Романовка) Николая Яковлевича Блудова и Екатерины Ермолаевны, ур. Тишининой:
«Блудов, Дмитрий Николаевич, граф — государственный деятель (1785 — 1864). Происходил из очень старого дворянского рода. Под руководством матери — женщины выдающегося ума, энергии и высоких нравственных качеств, Блудов получил прекрасное домашнее образование. В 1800 г. Блудов поступил на службу под начальство Бантыш-Каменского в Московский архив коллегии иностранных дел, где вращался среди «архивных юношей», спасавшихся от общей дворянской карьеры — военной службы; из них Блудов особенно сошелся с Дашковым, а через него познакомился и впоследствии подружился с Жуковским. По восшествии на престол императора Александра I Блудов перешел на службу в Петербург, в коллегию иностранных дел. Вместе с лучшей частью петербургской молодежи он увлекался либеральным направлением молодого императора и приветствовал предполагаемые реформы. В 1807 г. Блудов получил первое дипломатическое поручение в Голландию к королю Людовику Бонапарту. В 1810 г. Блудов был назначен правителем дипломатической канцелярии графа Каменского, командовавшего Дунайской армией в Турецкую войну. Позднее он занимал дипломатические должности в Стокгольме и в Лондоне. Граф Каподистрия дал Блудову поручение знакомить иностранную печать с настоящим положением дел в России и через английские газеты защищать нашу политику от нападок заграничной прессы. Блудов стал горячим поклонником Каподистрии и его политической системы: он разделял его отрицательное отношение к Священному Союзу и к Меттерниху, не верил австрийской дружбе, видел в Австрии нашего естественного соперника во влиянии на балканские дела. Вместе с русским общественным мнением Блудов стоял за вмешательство России в борьбу Греции против Турции. Каподистрия называл Блудова «перлом русских дипломатов». По возвращении из Англии, Блудов работал над переводом и изданием «Документов для истории дипломатических сношений России с западными державами 1814 — 1822 годов». В этой работе ему приходилось впервые разрабатывать русский дипломатический язык. С отставкой Каподистрии кончилась дипломатическая карьера Блудова. В 1825 г. император Николай I , по указанию Карамзина , назначил Блудова делопроизводителем верховной следственной комиссии по делу 14 декабря. Для Блудова это была нелегкая задача, так как многие из декабристов были ему хорошо знакомы. Составленный им «доклад о тайных политических обществах» послужил материалом для приговора верховного суда. Эта работа Блудова вызвала любопытную литературную полемику: декабрист-эмигрант Николай Тургенев , в книге «La Russie et les russes», резко порицает Блудова за преступное легкомыслие и юридические промахи доклада. Прежде чем напечатать свою книгу о России, Тургенев послал Блудову выдержки из нее, прося в письме опровергнуть обвинения или, во всяком случае, объясниться. Блудов оставил это письмо без ответа. Уже по смерти Блудова его друг и биограф, Егор Ковалевский , выступил в защиту памяти Блудова от этих нападок. Тургенев напечатал свои «Ответы» на книгу Ковалевского, в которых с новой силой повторяет свое обвинение. По окончании дела о декабристах Блудов был назначен статс-секретарем и товарищем министра народного просвещения. В 1827 г. им был составлен указ о непринятии детей крепостных крестьян в учебные заведения. В 1828 г. министром народного просвещения (на место Шишкова) был назначен граф Ливен, и главное управление делами иностранных вероисповеданий перешло к его товарищу Блудову. В этой новой должности Блудов, по указанию государя, сблизился с Иосифом Семашко и вместе с ним подготовлял воссоединение униатов с православной церковью. С 1832 г. Блудов управлял министерством внутренних дел, в 1837 г. назначен министром юстиции, в 1839 г. — главноуправляющим II отделения Собственной Его Величества канцелярии, членом государственного совета и председателем департамента законов. В 1842 г. ему пожаловано графское достоинство. Под редакцией Блудова II отделение выпустило два издания Свода Законов (1842 и 1857 годов). В 1845 г. обнародовано составленное II отделением «Уложение о наказаниях». В своем стремлении к преобразованию гражданского судопроизводства Блудов встретил упорное сопротивление со стороны министра юстиции, Панина , державшегося «исторически испытанной практики». С новым царствованием 70-летний Блудов, верный сотрудник Николая I, поддался новому преобразовательному направлению правительства. В 1857 г. были составлены проекты новых судебных уставов, уголовного и гражданского, и устава судоустройства, но после освобождения крестьян судебная реформа была поставлена шире и передана в другие руки. С 1857 г. Блудов участвовал в подготовке крестьянской реформы. В 1859 г. он выступал против усиления цензурных строгостей, высказываясь против «стеснения умственного развития страны». В 1861 — 1862 г. Блудов председательствовал в государственном совете и комитете министров. В государственной деятельности Блудова трудно указать на одно, раз принятое направление. Он всегда отдавался господствующему настроению и изменял свои взгляды согласно видам правительства. Он был на службе всегда лишь честным и талантливым исполнителем верховной воли. В юности Блудов принимал живое участие в литературном движении начала XIX в. Знаменитый «Арзамас» получил свое название от сатирической статьи Блудова «Видение в Арзамасе». В шутливом «Парнасском адресе-календаре» Воейкова Блудов обозначен как «государственный секретарь бога Вкуса при отделении хороших сочинений от бессмысленных и клеймлении последних печатью отвержения». Почти все главные художественные произведения той эпохи читались в доме Блудова еще в рукописях. Вяземский в своем послании так приветствует Блудова: «Ты друг и брат певца Людмилы, ты другом был Карамзина». Во имя этой старой дружбы, Блудов издал последний, неоконченный том «Истории» Карамзина и заведовал изданием посмертных стихотворений Жуковского. Всецело отдавшись государственной службе, Блудов не имел досуга для литературного труда. От него осталось лишь несколько исторических заметок (по поручению императора Николая он разрабатывал некоторые архивные документы) и брошюра «Последние часы жизни императора Николая I». Блудов считался в свое время превосходным стилистом; ему часто поручалось составление манифестов. В 1855 г. он был назначен президентом Академии Наук и сохранил эту должность до самой своей смерти. — См. Ковалевский, «Блудов и его время»; «Записки гр. Антонины Дмитриевны Блудовой» («Русский Архив», 1872 — 1875); Записки Вигеля ; Дылевский, «Иосиф Семашко»; Tourgueneff, «La Russie et les russes» и «Ответы на IX главу книги Ковалевского и на статью «Русского Инвалида»; «Речь президента Академии Наук в заседании 23 декабря 1855 г.»; «Торжественное собрание Академии Наук 29 декабря 1864 г.»; Б. Джаншиев, «Эпоха великих реформ»; его же, «Эпоха и судебная реформа»; «Русский биографический словарь». Л. Щукарева».
Дети гр. Блудова Дмитрия Николаевича и гр. Анны Андреевны Блудовой (ур. Щербатовой), внуки кн. Андрея Николаевича Щербатова и кнг. Антонины Воиновны (Васильевны) Щербатовой (ур. Яворской), XXVIII кол.:
- гр. Антонина Дмитриевна Блудова (1813-1891), фрейлина императрицы Александры Федоровны (жены Николая I), камер-фрейлина с 1863 г. императрицы Марии Александровны (жены Александра II), благотворительница, писательница и мемуаристка, замужем не была, умерла в Москве, похоронена в Ново-Девичьем монастыре, могила не сохранилась;
- гр. Лидия Дмитриевна Блудова(1815-1882), замужем за Е.И. Шевичем, полковником в отставке;
- гр. Андрей Дмитриевич Блудов (1817-1885), тайный советник, камергер, чрезвычайный посланник в Греции, Саксонии, Бельгии, его жена ганноверская подданная, гр-ня Елена Карловна фон Альтен (1830-1890);
- гр. Вадим Дмитриевич Блудов (1819-1902), с 1861 чиновник особых поручений при Азиатском департаменте (его имя связано с балладой «Вадим» Жуковского, посвятившего ее отцу, Д.Н. Блудову);
- гр. Владимир Дмитриевич Блудов.

Источники:
1История родов русского дворянства. В 2 томах. СПб, 1886. Составил почетный вольный общник Императорской академии художеств [и действительный член Императорского русского археологического общества] П.Н. Петров. Переиздание: Великие российские династии. Изд. «ИЛЛЮСТР. ЭНЦИКЛ. РУССКИЙ МИР». М., 2008. С. 295.
2Там же. С. 302.
3И.М. Долгоруков. Капище моего сердца или словарь всех тех лиц с коими я был в разных отношениях в течение моей жизни. М.: Наука. 1977. С. 221-223
В. Федорченко. Императорский дом. Выдающиеся сановники. В двух томах. — Красноярск: БОНУС; ОЛМА-ПРЕСС, 2003. Т.I. Ст.БЛУДОВ Дмитрий Николаевич. С. 135-137
*Месяцеслов с росписью чиновных особ или общий штат Российской империи на 1837. Часть первая. Стр. 44 и
Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и должностных лиц по всем управлениям в империи и по главным управлениям в Царстве Польском и в Великом княжестве Финляндском на 1866-1867 год. Часть I. Стр. 29.
**Месяцесловы с росписью чиновных особ или общий штат Российской империи на 1806, часть первая, стр. 17; на 1809, часть первая и на 1810, часть первая, стр. 22.
***Месяцесловы с росписью… на 1809, часть первая, на 1810, часть первая, стр. 23; на 1815, часть первая.
4Инна Соболева. Утраченный Петербург. — СПб.: Питер, 2013. С. 157-158.
5Головина В.Н. Мемуары. Издательство АСТРЕЛЬ «ЛЮКС». М., 2005. С.169. Примечания. С.429.
6Инна Соболева. Утраченный Петербург. — СПб.: Питер, 2013. С. 147, 157-158.
Высшие чины Российской Империи (22.10.1721-2.03.1917): библиографический словарь: в 4-х томах/сост. Е.А. Потемкин. Т.I(А-Г), С. 217-218; Т.IV.(C-Я), С. 578-579 — 2019. М.:Б.и.: на сайте РГБ.
Саитов Владимир Иванович. Петербургский Некрополь: Т. 1-4/Изд. Вел.кн. Николай Михайлович. СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1912-1913. Т. 4. С. 623-624.
https//vladimirtan.livejournal.com/379937.html
Биография.ру http://www.biografija.ru/show_bio.aspx?id=138857
Биографическая статья «Блудов Дмитрий Николаевич» — сайт: РУССКИЙ БИОГРАФИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ. СЕТЕВАЯ ВЕРСИЯ: http://www.rulex.ru/brbs.htm
База знаний по генеалогии и смежным темам http://baza.vgd.ru/

Примечание:
****Екатерина и Анна Лопухины, дочери П.В. Лопухина (1741-1827) от А.И. Левшиной; кнж. Анна Петровна Лопухина (8.11.1777 — 23.04.1805) — камер-фрейлина, фаворитка Павла I, впоследствии вышла замуж за кн. Павла Гавриловича Гагарина (18.01.1777 — 2.04.1805), генерал-адъютанта Александра I

Изображения:
Герб рода князей Щербатовых, внесен в «Общий Гербовник», ч.I, №8 и портрет А.А. Блудовой (дочь А.В. Яворской и А.Н. Щербатова), неизв. худ., — П.Н. Петров. «Великие российские династии» (стр. 294 и 302).