Сайт Богдана Дмитриевича Яворского

01 Апрель 2013

Биографические материалы

Яворский Федор Иванович — родоначальник московских дворян (герб рода Яворских)

ЯВОРСКИЙ, Федор Иванович, сын Ивана Яворского из старинного, известного с 1431 г., галицкого шляхетского рода Яворских герба Сас и Евфимии N. После Андрусовского договора семья переселилась в с. Красиловку, неподалеку от г. Нежина. Из Красиловки переехал в Москву, был «у домовых дел» брата Стефана Яворского, митрополита Рязанского и Муромского, блюстителя патриаршего престола. В 1702 году получил российское дворянство и «Герб рода Яворских», став родоначальником московских дворян. По указу царя Яворского Федора Ивановича «велено было писать по Московскому списку». В царской жалованной Грамоте на имя Стефана Яворского от 7 февраля 1702 года сказано: «От Великого государя царя и Великого князя Петра Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца, богомольцу Нашему преосвященному Стефану митрополиту Рязанскому и Муромскому, по Нашему Великого государя указу домовых твоих дел Федор Иванов сын Яворской по его челобитью написан по московскому списку и учинено ему Нашего Великого государя жалованья оклад вновь поместной пятьсот четвертей, денег двадцать рублей, а у домовых дел велено ему быть по-прежнему…». IMG_0005-6
При каждой епархии в помощь преосвященным существовали местные административно-судебные учреждения, называвшиеся по-разному, чаще всего — архиерейскими домами или духовными приказами, приказами духовных дел, домовыми архиерейскими конторами, то дикастериями или консисториями. Находясь под властью архиерея, ими управляли т.н. судьи или управители. «На обязанности архиерейских домов лежали как духовные дела в собственном смысле, так и заведование вотчинами и сборами по епархиям, в пределах архиерейской власти»*.
Род Яворских занесен во второй том утвержденного в 1798 году «Общего Гербовника дворянских родов Всероссийской Империи» и «Родословную книгу Дворянского Депутатского собрания Московской губернии», VI-ю часть. В описательной части герба сказано: «Рода Яворских, как Российская История показывает, Стефан Яворский Митрополит Рязанский и Муромский в Царствование Государя Императора ПЕТРА ВЕЛИКАГО, Святейшаго Правительствующаго Синода Президентом, стяжал имени и роду своему славу трудами и подвигами, подъятыми в важнейших случаях и делах на пользу отечества. Федор Иванович сын Яворский написан был по Московскому списку и учинен ему в 1702-м году поместной оклад. Потомки его равным образом за службы жалованы от Государей чинами и другими знаками Монарших милостей. Все сие доказывается сверх Российской Истории, копиею с жалованной Грамоты».
До введения Петром I «Табели о рангах всех чинов военных, статских и придворных» 24 января 1722 г. дворяне России, — по существу царские чиновные люди, составлявшие «служилый класс», — делились «по чести» ориентировочно на восемь степеней: 1-я высшая степень состояла из бояр а) государевых, б) удельных князей, в) патриарших и новгородских бояр, когда Новгород пользовался данными ему преимуществами; 2-ю степень составляли окольничьи; 3-ю степень — думные дворяне; 4-ю степень — стольники; 5-ю степень — стряпчие; 6-ю степень — дворяне (до 1785 года «особый чин, а не звание»). Последние разделялись на московских и городовых: «Московские, будучи ближе к особе царя, первые выступали с ним в поход, и потому им дано было преимущество против городовых, которые жаловались в московские, как в чин…» (И.К. Кондратьев)**. Московские дворяне употреблялись в должности воевод и наместников, они же бывали посланниками, призывались в полки. «Должность их: по нарядам бывать на службе и у дел и на воеводствах как и столники» (В.А. Евреинов)***. Число их было невелико: к концу XVI в. около 200 чел., в списке московских дворян 1686 г. числилось 1893 чел. 7-ю степень составляли жильцы — своеобразное охранное войско Москвы, в 1711 г. из последних оставшихся 300 чел. Петр I укомплектовал свои гвардейские полки, 8-ю степень — дети боярские.
Служил Федор Иванович Яворский в последующем вице-президентом Духовных дел****. Был женат, из детей известен сын Василий.

Источники:
«Общий Гербовник дворянских родов Всероссийской империи». Ч. II. С. 133.
Московское дворянство: алфавитный список дворянских родов с кратким указанием важнейших документов, находящихся в родословных делах Архива Московского дворянского депутатского собрания. — М., 1910. C. 508
Бобринский А.А. Дворянские роды, внесенные в Общий Гербовник Всероссийской Империи : [В 2-х т.]. Ч. 2: (От начала XVII стол. до 1885 года) — СПб., 1890. С. 445.
Поколенное родословие рода Яворских, ЦИАМ, Ф.4, оп.14, д.2178, л.3.
Родословная и доказательства о дворянстве рода Яворских, РГИА, ф.1343, оп.51, д.276, л.4.
Жалованная Грамота царя Петра Алексеевича на имя Стефана Яворского от 7 февраля 1702 года о написании Яворского Федора Ивановича по московскому списку (выше приводится фрагмент копии).
*Вступление к «Описанию документов и дел, хранящихся в архиве Священного Правительствующего Синода». Т. II. Ч. I (1722). СПб., 1879.
**И.К. Кондратьев. Седая старина Москвы. М., 1893. С. 386-388.
***В.А.Евреинов. Гражданское чинопроизводство в России. СПб., 1888. Приложение №2. С. 97.
****Дворянский календарь. Тетрадь 6. СПб., 1999. С. 97.

Яворский Василий Федорович (герб рода Яворских)

Яворский, Василий Федорович, из дворян «Герба рода Яворских», сын Федора Ивановича — родоначальника московских дворян. В 1725 году при Российской Академии Наук. Об этом известно из следующего официального документа:
«Благородный господин лейб-медикус!*
Сего ноября в пятый день [1725 года], в кабинет Ея И.[Императорского] В.[Величества]** поданным своим доношением, Василий Яворский объявил, что обучился он латинскому и немецкому языкам, и отчасти гистории и географии, и желает быть в службе Ея В[еличества]. И онаго извольте принять в свою протекцию, и со временем, по совету с профессорами, определить его к делу, к чему за способнее изволите с ними разсудить.
Слуга ваш Алексей Макаров»***.

Историческая справка:
В январе 1724 г. Петр I подписал в Сенате «Определение об Академии» и рассмотрел составленный по его указанию и представленный ему Л.Л. Блюментростом проект положения об Академии наук и университете при ней. На заседании Сената 22 января присутствовали государственные деятели: Ф.М. Апраксин, Г.И. Головкин, А.Д. Меншиков, П.И. Ягужинский и др. 28 января 1724 г. вышел именной указ об учреждении Академии наук, извещавший, что Петр I «указал учинить Академию, в которой бы учились языкам, также протчим наукам и знатным художествам и переводили б книги». Петр I умер, не успев утвердить положение об Академии, — два десятилетия руководствовались «Проектом положения об учреждении Академии наук и художеств» с его правками. Согласно этому положению Академия являлась научным учреждением с состоящими при ней учебными заведениями — гимназией и университетом. «Мысль Лейбница о существовании наряду с Академией связанных с ней университета и школ, — поясняется в примечаниях к тексту «Уставов» с ссылкой на «Сборник писем и мемуаров Лейбница, относящихся к России и к Петру Великому», изд. в СПб. в 1873, — применена Петром I к самой Академии». Только 24 июля 1747 г. Елизаветой Петровной был утвержден первый устав или «Регламент императорской Академии наук и художеств в Санкт-Петербурге» (Уставы Академии наук СССР. М. 1975).

Был женат, имел детей: сына Ивана и дочь.

Источники:
Московское дворянство: алфавитный список дворянских родов с кратким указанием важнейших документов, находящихся в родословных делах Архива Московского дворянского депутатского собрания. — М., 1910. C. 508
Материалы для истории Императорской Академии Наук. Том первый (1716-1730). СПБ. Типография Императорской Академии Наук. С. 156. (В «Материалах…» ссылка на Книгу № 643. Журнал входящим определениям и дополнениям 1725 года. Архив бывшей Канцелярии Академии Наук).
220 лет Академии Наук СССР. М.-Л. 1945.
Уставы Академии наук СССР (1724-1974). Издательство «Наука»: М. 1975.
Поколенное родословие рода Яворских, ЦИАМ, Ф.4, оп.14, д.2178, л.3.
Родословная и доказательства о дворянстве рода Яворских, РГИА, ф.1343, оп.51, д.276, л.4.

Примечания:
*Лейб-медикус — Блюментрост Лаврентий Лаврентьевич (Laurent Blumentrost) (1692-1755), первый президент Российской Академии Наук, действительный статский советник. В числе первых академиков, вступивших в Академию в период ее учреждения (до 1728 года): с 1725 г. Даниил Бернулли (1700-1782); с 1727 г. Людовик Далиль де-ла Кройер (ум.в 1741); с 1727 г. Леонард Эйлер (1707-1783); с 1728 г. Иоган-Георг Гмелин (1709-1755); Бильфингер Георг Бернгард (1693-1750); Георг Вольфганг Крафт (1701-1754); Христиан Вольф (1679-1754), первый почетный член академии наук, наставник Ломоносова в Марбургском университете. До открытия Академии Петр I не дожил, 2 ноября 1725 года состоялось первое научное собрание академиков, а 27 декабря того же года произошло первое торжественное заседание Академии Наук (220 лет Академии Наук СССР. М.-Л. 1945).
**Императрица Екатерина I.
*** Макаров Алексей Васильевич, тайный кабинет-секретарь Императорской Академии Наук, в 1726 году нарочный профессор, в 1728 тайный советник и камор-коллегии президент.

Яворский Иван Васильевич, тайный советник (герб рода Яворских). Ч. I

Яворский, Иван Васильевич (? — ум. 19 дек. 1799), тайный советник, государственный деятель, из дворян «Герба рода Яворских», сын Василия Федоровича, внук Федора Ивановича — родоначальника московских дворян. В службе с 1745 года. При императрице Елизавете записывать детей дворян в полки в малолетнем возрасте с 3-5 лет было обычным явлением, уже сложившейся традицией. Детей записывали рядовыми, жили они в домах своих родителей, чины и выслуга лет шли установленным порядком. Отпрыски к 16 годам — началу действительной службы непосредственно в полках и ведомствах — успевали получить хорошее домашнее образование и продвинуться в чинах. Записать малолетнего сына в службу Яворским не составило большого труда — императрица Елизавета хорошо знала и помнила их именитого родственника митрополита Стефана…
Имя Ивана Васильевича Яворского во многом связано с активной реформаторской деятельностью императрицы Екатерины II (28.06.1762 — 6.11.1796), провозгласившей себя после вступления на престол продолжательницей дел Петра Великого. Кроме внешних обстоятельств, ее внимания требовали внутренние дела государства, среди которых: «реорганизация Сената, секуляризация церковных земель, упразднение гетманства на Украине, создание учреждения для управления губерний, жалованных грамот дворянству и городам, …развитие русской культуры и науки». Но особенно беспокоило состояние правосудия. Для реализации социально-политической концепции общества и идей, посвященных государственному, уголовному и гражданскому праву, почерпнутых во многом из теорий Монтескье и Беккариа, ею 14 декабря 1766 года был издан манифест о выборе депутатов в «Комиссию для сочинения проекта Нового Уложения» вместо действовавшего «Соборного Уложения» 1649 г., в состав которой вошли выборные представители разных сословий. Прошли первые выборы предводителей уездного дворянства. Яворский Иван Васильевич участвовал в выборах предводителя дворян в Московском уезде 9 и 10 марта 1767 г., на собрании 10 марта — баллотирован; предводителем дворянства из баллотированных был выбран генерал-фельдмаршал граф Петр Семенович Салтыков, набравший большее число голосов. Яворский Иван Васильевич известен как «сочинитель «Юстицкой» комиссии Нового Уложения»; при составлении Уложения комиссия руководствовалась «Наказом» Екатерины II. Он в числе 47 фамилий, подписавших наказ дворян Московского уезда и в числе 133 фамилий, подписавших «полную мочь» депутату и наказ дворян г. Москвы и Московского уезда. «Уложенная комиссия» работала в 1767 — 1768 гг., частные комиссии — по 1773 г., а некоторые и позже. Дальнейшая карьера Яворского складывалась следующим образом.
1769 г. — премьер-майор.
1776-1777 гг. — в статской службе, советник при вице-президенте (Главном судье) в Магистратской конторе Санкт-Петербурга — городовом сословно-судебном органе власти, где с 7 ноября 1775 года в судебном порядке рассматривались исключительно уголовные и гражданские дела лиц купеческого и мещанского сословий. Магистрат состоял в ведении Правительствующего Сената.
1777 г. — во втором департаменте Правительствующего Сената, сенатский экзекутор (по словам Г.Р. Державина: «должность ее, по отступлении от инструкции Петра Великого, хотя была тогда уже не весьма важная, однако довольно видная»);
1780 г., 28 октября — пожалован Екатериной II в сенатские обер-секретари и назначен в четвертый департамент Сената (2-й и 4-й департаменты, как и 3-й, 7-й, 8-й и 9-й, «были высшими апелляционными судами по гражданским делам (каждый для отдельной группы губерний)».
1785 г. — статский советник, по именному указу Екатерины II: в Придворной Конюшенной Конторе при строении каменных конюшен.
1790 г. — в банковской сфере финансового ведомства, советник Правления Государственного Ассигнационного банка. Здесь предстояло Яворскому Ивану Васильевичу прослужить девять лет своей жизни. Новое здание банка в Петербурге строилось по Указу Екатерины II от 1782 года под непосредственным руководством молодого зодчего Джакомо Кваренги долгих семь лет (1783-1790). «Архитектор должен был возвести репрезентативное здание, которое сочетало бы в себе административную и утилитарную функции, …на участке между Садовой улицей, Екатерининским каналом и двумя параллельными переулками». И вот в 1790 г. прекрасный ансамбль банка был возведен. Во главе Ассигнационного банка с 1789 по 1792 г. стоял князь Александр Алексеевич Вяземский. Правление банка в Петербурге считалось главным, в его состав входило до 10 человек. «Каждый из советников главного директора отвечал за определенную операцию — по подряду и закупке меди, по деятельности Учетной (Экстной) конторы и др. Один из советников являлся заместителем главного директора. Он отвечал за “исправность и скорое исполнение в делах правления”. Ему поручалось также заведование операциями банка за границей.
Эмиссионное право и право вести учет векселей делало Ассигнационный банк первым среди равных в ряду других государственных кредитных учреждений времен царствования Екатерины II» (А.В. Бугров, автор статьи «Ассигнационный банк»).
1793 г. — действительный статский советник.
1794 г. — советник Правления Ассигнационного банка и Управляющий экспедиции по горным банковым заводам (1794, 1795, 1796): медеплавильных Богословского — «крупнейший для своего времени медеплавильный завод, действовавший на Северном Урале, в Верхотурском уезде Пермской губернии», — и Петропавловского, купленных для Ассигнационного банка по Указу Екатерины II еще в 1791 году. Авторы web-ресурса «Археология и краеведение Урала» сообщают: «В 1771-1780 годах среднегодовая выплавка меди на заводе составила 27333 пуда, в 1781-1790 годах — 38183 пуда, причем в 1784 году было выплавлено 48140 пудов. Завод превратился в самый крупный медеплавильный завод не только на Урале, но и в России, стал давать более 30% общероссийского производства меди. В горнозаводском хозяйстве [владельца заводов купца Максима Михайловича] Походяшина завод занял ведущее место. Петропавловский завод отошел на вторую роль и стал использовать руды, которые не смог переработать Богословский завод. Выплавленная медь отправлялась на Екатеринбургский Монетный двор, а также шла на вольную продажу. <...>
После смерти М.М. Походяшина (1781 год) его наследники — сыновья Н.М. и Г.М. Походяшины, ссылаясь на свое неумение руководить заводами и расстройство их финансов, в 1791 году продали заводы Государственному ассигнационному банку, а в 1797 году они перешли в казну. В период перехода завода из рук в руки выплавка меди снизилась, причем в некоторые годы она падала очень значительно (в 1790 году выплавлено 13202 пуда, в 1795 году — 18121 пуд, в 1799 году — 17606 пудов), но в целом продолжала оставаться на достаточно высоком уровне: среднегодовая выплавка за десятилетие 1791-1800 годов составила 32338 пудов»*.
1795 г. — заслуги Ивана Васильевича Яворского отмечены орденом св. Владимира III cтепени.
После кончины Екатерины II на Российский престол вступил Павел Петрович. Начались новые преобразования, в том числе в финансовой сфере, коснулись они и Государственного Ассигнационного банка и экспедиции, возглавляемой советником в Правлении банка Иваном Васильевичем Яворским: горные заводы были переданы в ведение восстановленной в декабре 1796 г. Берг-коллегии, а сама экспедиция упразднена. Но его ждало более высокое назначение.
1797 г. — первый советник Правления Ассигнационного банка и управляющий Особой экспедицией по хозяйственным оборотам банка.
К моменту вступления на престол Павла I в государственном обращении находилось ассигнаций на общую сумму 157,7 млн. руб., биржевой курс бумажного рубля был на уровне 79 копеек серебром. Объявив бумажные ассигнации «истинным общенародным долгом на казне», Павел I принял радикальные меры, чтобы постепенно вывести ассигнацию из обращения «и совсем ея не иметь» в обмен на медные, а затем на серебряные и золотые монеты. Но для того чтобы осуществить намеченную реформу, нужно было иметь большие запасы золотой и серебряной монеты. Поэтому для привлечения средств населения Павел I 24 января 1797 г. приказал открыть при Ассигнационном банке Контору для покупки драгоценных металлов» (В.Т. Корецкий, автор статьи «Банковский монетный двор»). Для реализации задуманного были предприняты и другие конкретные решения. Из них А.В. Бугров называет следующие. «В условиях острой нехватки государственных кредитных учреждений для кредитования купечества правительство учредило 18 октября 1797 г. Учетную контору “на товары” при Ассигнационном банке. Одновременно при нем была учреждена Страховая контора, где страховалось заложенное в банк имущество на случай пожара или “покражи”. Еще в ноябре 1796 г. Главный директор Государственного Ассигнационного банка князь Алексей Борисович Куракин «представил Павлу I доклад, в котором предложил устроить в помещении Ассигнационного банка на Садовой улице специальный монетный двор для чеканки золотой и серебряной монеты особого рода, так называемой «банковой», предназначаемой «для преобращения ассигнаций в истинную монету». Банковский монетный двор, по мнению В.Т. Корецкого, «кратковременная работа которого по существу являлась продолжением деятельности Петербургского монетного двора был учрежден при Петербургском Ассигнационном банке и именовавшемся поэтому «Банковским». <...> учреждение специального монетного двора для ее чеканки, было вызвано попыткой Павла I изменить сложившуюся к концу XVIII в. финансовую политику» его матери Екатерины II.
Перечисленные учреждения по предложению князя А.Б. Куракина 25 декабря 1797 г. передаются в ведение «Особой экспедиции Ассигнационного банка по его хозяйственным оборотам» во главе с первым советником Правления Яворским Иваном Васильевичем.
Шишанов В.А. в статье «Особая экспедиция Ассигнационного банка по его хозяйственным оборотам (1797-1804 гг.)» раскрывает суть финансовой деятельности этой вновь образованной экспедиции и значение, которое придавал ей император. В частности, он пишет: «…при Павле I в структуре Ассигнационного банка возникают подразделения, призванные реализовать «дарованные привилегии» [манифестом Екатерины II от 28 июня 1786 г.] – это Банковский монетный двор, конторы: страховая, по покупке металлов и две учетные – по товарам и векселям. Их деятельность уже получила отражение в историографии русских финансов. Но лишь дважды было упомянуто о существовании экспедиции, стоявшей во главе названных учреждений – Особой экспедиции Ассигнационного банка по его хозяйственным оборотам.
Основной комплекс документов, освещавших деятельность Особой экспедиции, уничтожен в 1830-х гг. и лишь немногочисленные документы, обнаруженные в РГИА, РГАДА и ОР РНБ сохранили сведения об этом таинственном учреждении.
История Особой экспедиции Ассигнационного банка – яркий пример того, как порой далеки обнародованные манифесты, указы от истинных намерений их авторов и действительного развития событий. И сложно сказать, чего здесь больше: прозорливости или недальновидности, заботы об интересах государства или корыстолюбия, собственных утопий правителей или желания ввести в заблуждение подданных и направить в желаемое русло их поведение.
<...> Общее руководство экспедицией возлагалось на первого советника в правлении Ассигнационного банка И.В.Яворского, советников А.Н.Оленина и кн. А.Н.Хованского. <...>
Секретный характер экспедиции прослеживается и в сохранившихся двух вариантах «Начертания правил» Особой экспедиции от 20 октября 1797 и 9 февраля 1798 г. Так в последнем варианте отмечается, что «экспедиция совершенно должна быть отделена от правления банка, и как по деяниям своим, так и по суммам или местам в ведомстве ея вверенным никому кроме Его Императорского Величества отчета не дает, всеподданнейше донося по оборотам сумм в хранение ея вверенным в семидневных ведомостях по особым годовым балансам чрез главного директора Ассигнационного банка». <...> Непосредственные задачи, стоявшие перед экспедицией, скрываются под весьма витиеватой фразой: «Первый предмет особой банка экспедиции, должен быть исполнение данных ей препоручений, означенных в именном его императорского величества рескрипте, в силу коего установлена сия экспедиция, с которого для руководства в течение дел своих хранит при сем начертании копию в присутственном столе, от которого ключ иметь только одному старшему члену экспедиции, дабы деяния с оным всегда соображались, а предмет остался бы скрыт, для людей сему делу посторонних <...>«.
<...> Алексей Куракин стремился превратить экспедицию в некий центр, контролирующий экономическую ситуацию по всей стране.»**
Банковский монетный двор начал чеканить золотую и серебряную монету в конце 1799 г. На него же было возложено «изготовле­ние всех медалей, жетонов и знаков отличий, ранее выпускав­шихся Петербургским монетным двором».
В том же, 1799 г., за свой вклад в реализацию задач, стоявших перед Особой экспедицией Ассигнационного банка, Иван Васильевич Яворский был пожалован императором Павлом I в тайные советники, что по «Табели о рангах …» соответствовало военному чину генерал-лейтенант.
В этом чине и занимаемой должности он скоропостижно скончался 19 декабря 1799 года. Погребен в некрополе Александро-Невской лавры (Лазаревское кладбище).
Награжден орденами: св. Анны и св. Владимира.
Преобразования в Особой экспедиции Санкт-Петербургского Государственного Ассигнационного банка продолжились и после ухода из жизни ее первого руководителя. В 1800 г. руководителем Особой экспедиции стал советник Правления действительный статский советник Свечин (в источниках имя и отчество не указаны). Золотую и серебряную монету в правление Павла I Банковский монетный двор выпускал с 1799 по 1801 гг. От ассигнаций уйти Павлу I не удалось, скорее наоборот. За годы пребывания его у власти «было выпущено вновь бумажных денег на сумму 56 284 935 руб., а к 1801 г. количество ассигнаций, находив­шихся в денежном обращении, достигло колоссальной цифры — 212 млн. руб.» При императоре «Александре I на Банковском монетном дворе был возобновлен в 1802 г. выпуск золотой и серебряной монеты с сохранением установленных Павлом I их пробы и веса, но по новым рисункам, утвержденным указом от 1 октября 1801 г.» (В.Т. Корецкий). Как заключает В.А. Шишанов, «несмотря на скромные результаты своей деятельности, Особая экспедиция все же стала важным этапом в построении и совершенствовании финансовой администрации, основанной на более рациональных, коммерческих методах ведения финансового хозяйства».

Генеалогическая справка:
25 октября 1797 года Яворский Иван Васильевич обратился к императору Павлу I с прошением о внесении фамилии Яворских в Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи, в котором писал: «…представляя, <...> копию с Грамоты, равно герб в роде моем употребляемый, прошу дабы Высочайшим Вашего Императорского Величества указом повелено было сие моё прошение Правительствующего Сената в Герольдмейстерскую Контору принять и по оной представляемой Грамоте фамилии Яворских в гербовник внесть…», что и было сделано на основании именного указа Павла I от 1 января 1798 года.

Наделенный от природы недюжинным умом, он был всесторонне образован и деятелен, выделялся глубокими юридическими познаниями, которые стали востребованы в различных видах государственной службы. Кроме всего прочего: слыл хорошим музыкантом (упоминание А.А. Половцова, как о музыканте-любителе в аристократическом обществе), дружил с многими передовыми людьми своего времени; в числе самых близких ему лиц был Г.Р. Державин.
Состоял в браке, жена — Яворская Анна Семеновна***(о происхождении сведений нет). Их дети:
- Дмитрий — помещик;
- Алексей — капитан-исправник (председатель) в Нижнем земском суде г. Москвы;
- Николай — капитан Лейб-гвардии Преображенского полка (1796), статский советник (1800), действительный статский советник (1804,1807);
- Петр — капитан-поручик Лейб-гвардии Преображенского полка (1796).
Владел имениями (из числа установленных):
- 1759-1799 гг. — частями сёл Абашево и Липяги, Спасский уезд, Тамбовская губ.; после раздела имений в 1800-м между сыновьями в 1827 г. они были проданы;
- 1771 г. — сельцом Фотарево (Фитарево), Звенигородский уезд, Московская губ., продано наследниками в 1816 году.

Источники:
Московское дворянство: алфавитный список дворянских родов с кратким указанием важнейших документов, находящихся в родословных делах Архива Московского дворянского депутатского собрания. — М., 1910. С. 508
Поколенное родословие рода Яворских, ЦИАМ, Ф.4, оп.14, д.2178, л.3.
Родословная и доказательства о дворянстве рода Яворских, РГИА, ф.1343, оп.51, д.276, л.4.
Степанов В.П. Русское служилое дворянство 2-й половины XVIII века (1764-1795). Изд-во Академический проект. СПб., 2003. С. 742.
Именной указ Екатерины II, собственноручно подписан 28 октября 1780 года на докладе генерал-прокурора князя А.А. Вяземского. (Из Государственной Военной коллегии ноября 1780 года: указ о пожаловании сенатского экзекутора Ивана Яворского и сенатского секретаря, надворного советника, Алексея Поленова в сенатские обер-секретари. «О чем от Правительствующего Сената всем присутственным местам знать дано, а из Военной коллегии к воинским командам и куда надлежало, указы посланы»).
Месяцесловы c росписью чиновных особ в государстве, на лето от Рождества Христова: 1776-169, 1777-185, 1778-26, 1779-26, 1780-25, 1781-21, 1782-21, 1783-106, 1784-99, 1785-100, 1786-91, 1787-95, 1788-90, 1790-98, 1791-70, 1792-73,74, 1793-75,76, 1794-81,82, 1795-85,86, 1796-95,96
Энциклопедия российской монархии. — М.: Изд-во Эксмо, 2002. С. 224
В. Федорченко. Императорский дом. Выдающиеся сановники. В 2-х т. Красноярск «Бонус». Москва «Олма-Пресс», 2003. Т.I. С. 437; T.II С. 616
С.В. Волков. Высшее чиновничество Российской империи. Краткий словарь. М:-Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. С. 779.
Памятники русского денежного обращения XVIII-XX вв. Нумизматический сборник. Часть седьмая. Труды Государственного ордена Ленина Исторического Музея. Статья: В.Т. Корецкий. Банковский монетный двор (Из истории финансовой политики России в конце XVIII-начале XIX в. Выпуск 53. М.: ГИМ., 1980. С. 70-84.
Сайты: http://adelwiki.dhi-moskau.de/index.php, статья «Яворский Иван Васильевич» (Обсуждение: Козловский Федор Алексеевич); Забродина Н.И. Personalia. Спасский край — davaiknam.ru o_O; http://vkommunarke.ru/viewpage.php?page_id=13; http://russiahistory.ru/gosudarstvennyiy_assignatsionnyiy_bank_/; http://www.prlib.ru/History/Pages/Item.aspx?itemid=438;
https://architect.dovidnyk.info/. Справочник архитектора;
*http://www.arkur.ru/plants/Turiynskiy.html;
**FOX-NOTES: http://fox-notes.ru/spravka/TXT_FN200114_A_4.htm статья Шишанов В.А. Особая экспедиция Ассигнационного банка по его хозяйственным оборотам (1797-1804 гг.); http://www.bonistika.ru/;
http://www.bonistika.ru/anncms/biblio/48 статья А.В. Бугров. Ассигнационный банк.
***Биографический словарь. Высшие чины Российской империи (22.10.1721-2.03.1917). В 4-х томах. Т. IV. С — Я. Москва, 2019. С. 43, 624. Сост. кин. Е.Л. Потемкин. М.:Б.И.., 2019 — Российская государственная библиотека на https://dlib.rsl.ru/;
ttps://pravoslavnoe-duhovenstvo.ru/library/material/11312

Яворский Алексей Иванович, капитан-исправник (председатель) суда (герб рода Яворских)

Яворский, Алексей Иванович (ум. в 1824 г. в Москве), сын тайного советника Яворского Ивана Васильевича и Анны Семеновны, внук Василия Федоровича, правнук родоначальника московских дворян вице-президента Духовных Дел Федора Ивановича Яворского, праправнук дворян Ивана (герб Сас) и Евфимии; капитан-исправник (председатель) Нижнего земского суда г. Москвы, до избрания — в 1793-1794 заседатель в Нижнем земском суде Москвы. В 1800 г. — сонаследник имений части сёл Абашево и Липяги, Спасского уезда, Тамбовской губ. С 1814 по 1824 гг. владел усадьбой на Старом Арбате, где ныне в заповедной зоне «Арбат» по адресу: ул. Арбат, 33/12, стр. 1, на пересечении улицы Арбат и Калошина переулка расположена библиотека истории русской философии и культуры «Дом А.Ф. Лосева».
Из истории владения усадьбой:
«… на углу Арбата и Колошина переулка (там, где сейчас и находится «Дом А.Ф. Лосева») находилось владение Чаадаева. Чаадаевы занимали, бесспорно, высшее иерархическое положение среди жителей квартала. Известно, что в 1696 г. на отпевание одного из представителей фамилии прибыл патриарх. Скорее всего, именно во второй половине XVII в. во дворе Чаадаевых появились каменные палаты, известные по позднейшим документам. Упомянутое владение дало название Чаадаеву переулку (современному Калошину). В 1696 г. от сокольничего Ивана Ивановича Чаадаева усадьба перешла к полковнику Василию Ивановичу Чаадаеву, от него – к капитану-лейтенанту флота Федору Васильевичу Чаадаеву, а после его смерти – к вдове Прасковье Юрьевне и сыну Николаю Федоровичу Чаадаеву. Затем с 1741 по 1752 гг. владелицей усадьбы была княгиня Мария Александровна Голицына (жена князя Сергея Борисовича Голицына), а с 1752 по 1814 гг. – представители рода Кокошиных. В это время во владении имелись каменные, деревянные строения и сад. Принадлежность одной из наиболее крупных усадеб Кокошиным на протяжении длительного времени послужила причиной переименования переулка в Кокошин (в первой половине XIX в. стал называться Калошин).
На плане 1756 г. зафиксирована застройка двора. Каменные П–образные по конфигурации палаты располагались в глубине усадьбы и были ориентированы главным фасадом на улицу Арбат, справа от них разбит обширный сад. На углу, на пересечении улицы с проезжим переулком, стоял длинный узкий флигель, выступавший за обе красные линии. Постройки, предполагавшиеся в юго-западном углу двора – две деревянные избы и амбар – должны были сформировать за палатами небольшой хозяйственно-жилой двор. Парадный двор перед палатами фланкировали два флигеля: угловой (северный) и вновь возводимый (южный), выходившие торцами на улицу Арбат.
Пожар 1812 г. уничтожил практически всю застройку квартала. С 1814 по 1824 гг. усадьбой владел капитан Алексей Иванович Яворский, а затем, после его смерти, – братья Яворского. Планировка участка изменилась. Новый дом, деревянный, П–образный в плане, возведен по красной линии Арбата, к западу от прежнего дома, ближе к переулку. За домом по периметру небольшого хозяйственно-жилого двора располагались четыре деревянных и каменных постройки. Большая же часть усадьбы с садом оставалась незастроенной…».

Источники:
Московское дворянство: алфавитный список дворянских родов с кратким указанием важнейших документов, находящихся в родословных делах Архива Московского дворянского депутатского собрания. — М., 1910. C. 508
Поколенное родословие рода Яворских, ЦИАМ, Ф.4, оп.14, д.2178, л.3.
Родословная и доказательства о дворянстве рода Яворских, РГИА, ф.1343, оп.51, д.276, л.4.
Степанов В.П. Русское служилое дворянство 2-й половины XVIII века (1764-1795). Изд-во Академический проект. СПб., 2003. С. 742.
Месяцеслов c росписью чиновных особ в государстве, на лето от Рождества Христова 1793. СПб., С. 119; Месяцеслов… 1794. СПб., С. 126.
В.В. Ильина. Новая жизнь старинного дома на Старом Арбате. http://losev-library.ru/index.php?pid=186.
Rosgenea.ru http://www.rosgenea.ru/?lin=about
Забродина Н.И. Personalia. Спасский край. Часть 3. Землевладельцы Спасского края (17-20 вв.). Яворский Иван Васильевич…, тайный советник… http://davaiknam.ru/text/zabrodina-n-i-personalia-spasskij-kraj-page-10

Страницы: 1 2