Сайт Богдана Дмитриевича Яворского

01 Апрель 2013

Биографические материалы

Стефан Яворский (герб рода Яворских)

Стефан (в миру Симеон), сын дворян Ивана Яворского из рода герба Сас и Евфимии*, митрополит Рязанский и Муромский, блюститель патриаршего престола, первый Президент Святейшего Синода Русской Православной Церкви, родился в 1658 г. в с. Яворе в Галиции в православной семье, откуда родители после Андрусовского договора переселились в с. Красиловку, неподалеку от г. Нежина; умер 27 ноября 1722 г. в два часа ночи, в старом подворье Рязанских духовных владык — временном местопребывании патриаршего престола в Москве. Подворье находилось в самом начале Мясницкой улицы, недалеко от Никольских ворот. Архитектурным завершением подворье во многом было обязано митрополиту — славному богослову-полемику своего времени. «Стефан Яворский, — пишет И.К. Кондратьев, — в течение 22-летнего правления рязанской паствой продолжал и довершил начатое [в 1654 г. строительство каменных монастырских палат рязанским архиепископом] Мисаилом. По преданию, при Яворском построены две двухэтажные палаты, выступающие на Лубянскую площадь. С 1702 по 1721 год, до учреждения Святейшего Синода, Яворский, как викарий и блюститель патриаршего престола, заведуя его делами, несколько лет пребывал на этом подворье. Тут его посещал друг и сотрудник святитель Дмитрий Ростовский; тут он сверял исправление славянской Библии для [массового печатного] издания с Феофилактом Лопатинским, Софронием Лихудой и другими учеными того времени**; тут он сочинил известную свою книгу «Камень веры», тут, наконец, и умер…». Похороны митрополита были отложены до возвращения Петра I из астраханского похода. Весь тот год Синод провел в Москве, куда почти в полном составе «прибыл вместе с Сенатом, в след за государем, еще в декабре предшествовавшего года». В Петербурге, для управления текущими делами, не требовавшими общего синодального суждения и решения, оставались лишь синодальные асессоры. Им было определено писаться в приговорах: «По указу Его Императорского Величества, Святейшего Синода обретающиеся в Санктпетербурхе члены». 20 декабря 1722 года в присутствии Петра I члены Синода совершили отпевание м. Стефана по монашескому чину в церкви Гребневской иконы Божией Матери***, им же освященной после возрождения этого древнего храма в 1711 году; деятельное участие в его делах принимала сестра Петра I, царевна Наталья Алексеевна. Церковь находилась здесь же, «при входе на Мясницкую улицу**** с Лубянской площади, на правой руке». После отпевания тело почившего святителя было отправлено для погребения в Рязань, где и предано земле 27 декабря в Успенском соборе. В 1804 г. останки м. Стефана были перезахоронены и ныне покоятся в Малоархангельском рязанском соборе; здесь он положен в алтаре, на правой стороне, где ризница.
По сведениям духовного историка и ученого архиепископа Харьковского и Ахтырского Филарета (Гумилевского), Стефан Яворский, не окончив учения в Киеве, послан был во Львов, учился в Познани у иезуитов, где прослушал курс философии и богословия. В 1689 г. Яворский уже в Киевской Академии — «учителем словесных наук и философии и полным богословом», так подписался он на панегирике, в 1690 г. принял иночество с именем Стефан. С 1691 г. он префект и учитель философии, в 1697 (январе 1698) — игумен Свято-Николаевского Пустынного монастыря. «В молодых летах Яворский много писал стихами, то Латинскими, то Польскими, и именно панегирики… И прекрасные по содержанию правила для новой Саровской пустыни митрополит-экзарх предложил в стихах… Неизвестно доселе, какого содержания те Латинские сочинения его, которые в 15-ти книгах хранились между рукописями Нежинского монастыря. Вероятно, значительная часть их состояла из стихов, а другая — из классических лекций, — писал Филарет». Мало кому известно, что он имел звание «лавроносный поэт».
Дальнейшая жизнь и деятельность Стефана Яворского раскрыта другим ученым богословом и писателем Евгением (Болховитиновым), митрополитом Киевским и Галицким:
«…В январе 1700 г. митрополит Варлаам [Ясинский - ученый богослов, духовный писатель XVII века, в 1669 - 73 годах ректор киевской академии, настоятель Киево-Печерской лавры, в 1690 г. посвящен московским патриархом Адрианом в митрополиты Киева, Галича и Всея Малыя России] отправил его [Стефана Яворского, игумена Свято-Никольского Пустынного монастыря с 1697 г.] вместе с игуменом [Златоверхого Михайловского монастыря] Захарией Карпиловичем в Москву с письмом, в котором просил патриарха Адриана [последний в досинодальный период Патриарх Московский и всея Руси (24.08.1690—15.10.1700)] учредить переяславскую кафедру и назначить на нее одного из присланных игуменов. Однако Стефана в Москве ожидало новое, совершенно для него неожиданное высокое назначение. Патриарх Адриан, уже больной, принял присланных игуменов и обещал поговорить о переяславской кафедре с государем, а пока игумены жили на малороссийском подворье. Но тут случилось обстоятельство, которое определило дальнейшую судьбу Стефана. В Москве скончался знаменитый военачальник боярин Алексей Семенович Шеин. Стефан при погребении говорил надгробное слово, а в необыкновенном уменье проповедовать ему не отказывали и его злейшие враги. И вот проповедь малорусского игумена произвела сильнейшее впечатление на слушателей, а среди них был сам государь. Петр сразу заметил талантливого человека и говорил патриарху, что игумена Стефана нужно посвятить в архиереи на какую-нибудь из великорусских епархий, «где прилично, не в дальнем расстоянии от Москвы». Стефану же самому было приказано оставаться в Москве, «доколе же обыщется где место архиерейское праздное и приличное». Таковое открылось в скором времени в Рязани. A между тем Москва Стефана встретила не особенно приветливо: ему готовили архиерейское место, а в то же время ничего не давали на прожитие, так что он должен был в феврале просить начальника посольского приказа адмирала Головина [граф Федор Алексеевич Головин 1-й генерал-фельдмаршал, в 1699 г. генерал-адмирал, ближний боярин Петра I, 23 февраля 1700 г. был назначен президентом Посольских дел и начальником многих приказов, в том числе Малороссийского] о назначении ему содержания и жалования со старцами. 15 марта ему был объявлен приказ патриарха, чтобы он на другой день готовился к наречению, но Cтефан на другой день не явился, а уехал в Донской монастырь, а 1 апреля подал опять Ф. А. Головину небольшой трактатец под названием: «Вины, для которых ушел я от посвящения»… Но ничто не помогло; настойчивость Петра, конечно, превозмогла, и 7 апреля 1700 г. Стефан был поставлен в рязанские митрополиты. В июле того же года он был уже в Рязани и деятельно занялся делами своей епархии; однако заниматься только одной своей епархией ему суждено было недолго. 15 октября того же года скончался патриарх Адриан. Прибыльщик Курбатов, отписывая государю о кончине патриарха, советовал ему с избранием нового патриарха повременить, а пока для заведования делами патриаршего управления выбрать кого-нибудь из архиереев в местоблюстители. На эту должность Курбатов рекомендовал Афанасия, архиепископа холмогорского. Предложение Курбатова шло, вероятно, навстречу мыслям самого Петра, и государь патриарха не назначил, согласившись на должность местоблюстителя, но на нее поставил не Афанасия, а митрополита рязанского. Таким образом, 42-летний Стефан в самый короткий промежуток времени сделался из простых игуменов высшим лицом в русской церкви.

Страницы: 1 2