Сайт Богдана Дмитриевича Яворского

08 Апрель 2013

О родовых гербах

«Герб — это знак, состоящий из условных общепринятых эмблем, передающий информацию о роде деятельности, воинских и гражданских заслугах конкретного лица или рода», — определение по Борисову(Ильину) И.В.1
«Герб — это эмблема, наследственный отличительный знак, сочетание цветов, предметов и фигур на котором имеет символическое значение», — считает Мишель Пастуро. По его мнению гербы возникли в промежутке между 1120 и 1150 гг. Поначалу использовавшиеся лишь отдельными принцами, баронами и крупными сеньорами, гербы постепенно вошли в обиход всех групп, составлявших в совокупности западную аристократию. Но вся мелкопоместная и средняя знать в начале XIII в. еще остается в этом отношении обездоленной. Однако тогда же гербы вышли за пределы воинского сословия и были приняты у отдельных вовсе незнатных лиц и даже различных духовных особ: в свой черед эти эмблемы усвоили себе дамы (с 1180г., а подчас много раньше), затем клирики (к 1200г.), высшие слои городского населения — патриции и буржуа (до 1220г.), а потом и ремесленники (к 1230 г.), города (с конца XIII в.), цехи и профессиональные корпорации (к 1240г.), гражданские и монашеские общины (в конце XIII и начале XIV в.). В отдельных местностях (Нормандия, Фландрия, Южная Англия) даже некоторые крестьяне обзавелись гербами2. В этом примере скрыта особенность, геральдическими наследственными родовыми гербами владели только лица, принадлежавшие к высшему аристократическому дворянско-рыцарскому сословию, остальные сословия, ремесленники и даже крестьяне, скорее в подражание, присвоили себе герб с его атрибутами и геральдическим языком и де-факто закрепили за собой право владеть им.

О гербовом праве в некоторых государствах.
Западная Европа. Гербом может владеть и пользоваться как отдельный человек, так и корпоративное сообщество людей, важно только, чтобы герб отвечал определенным правилам, известным как законы геральдики. Другими словами — обзавестись собственным гербом «волен всяк», «ни в единой части Западной Европы не бывало такого времени — с XII в., когда эти эмблемы возникли, и до конца XX в. — чтобы пользование гербами закреплялось за каким-то определенным общественным классом. Любой человек, каждая семья, какой угодно род, любая группа или общность вправе придумать для себя герб и пользоваться им как душе угодно, лишь бы это не нарушало чужие права». Классический пример: «В конце ноября 1696г. был промульгирован королевский указ о внесении всех гербов, имевших тогда хождение в королевстве Франции, в пространный регистрационный перечень: Всеобщий Гербовник… Если чье-то имя и герб заносились во Всеобщий Гербовник 1696г., то это вовсе не означало, что носитель имени и владелец герба принадлежал к знати… Среди ста двадцати тысяч с небольшим зарегистрированных гербов только шестая часть принадлежала знатным лицам или семьям…» (Мишель Пастуро).

Россия. Распространение и фиксирование родовых гербов в России историческая наука относит к последней четверти XVII века и связывает с началом Петровской эпохи преобразований. В начале XVIII века этот процесс активизируется и с утверждением в 1722 году Герольдмейстерской Конторы начинается расцвет герботворчества. К этому времени «служилое сословие Древней Руси стремительно эволюционировало в дворянство Российской империи». И «родовые гербы оказались чрезвычайно востребованы. С одной стороны, они приближали русское дворянство к западному, визуально демонстрировали их культурное единство, с другой — четко отделяли благородное сословие от иных социальных групп»3. Правила регламентировали: гербом мог обзавестись только представитель дворянского сословия, при этом право на родовой герб давалось исключительно потомственным дворянам. Попытки других слоев населения «усвоить гербы» были «пресечены законодательно» введением в 1722 году «Табели о рангах всех чинов воинских, статских и придворных». Таким образом, «гербы стали высочайше пожалованным преимуществом дворянства» по отношению к остальным сословиям. При присоединении к XVIII — началу XIX вв. к России новых провинций местная знать этих территорий, как правило, включалась в состав российского дворянства, сохраняя свои родовые эмблемы. Доказательства прав на них и соответствие «геральдическим регулам» рассматривались в гербовых учреждениях Сената, который утверждал претендентов в правах на дворянское достоинство, титулы и выдавал русские дипломы, жалованные грамоты и гербы. При создании «Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи» последние служили основанием для включения рода в гербовник по личному прошению дворянина. Приведем вариант прошения: «…Великий Государь Император — Павел Петрович… Просит Действительный Статский Советник и Кавалер Иван Васильев сын Яворской о нижеследующем. …представляя <...> копию с Грамоты, равно и герб в роде моем употребляемый, прошу: дабы Высочайшим Вашего Императорского Величества указом повелено было сие моё прошение Правительствующего Сената в Геролдмейстерскую Контору принять и по оной представляемой Грамоте фамилии Яворских в гербовник внесть. Милостивейший Государь! Прошу Вашего Императорского Величества о сем моем прошении решение учинить. Октября 25 дня 1797 г. Личная подпись». Официальное утверждение I тома «Общего гербовника», как известно, состоялось 1 января 1798 г., Яворские же в числе первых фамилий были включены во II том под № 133, утвержденный 30 июня 1798 года, можно сказать, «в приоритетном порядке». Это связано с двумя обстоятельствами: первое, до утверждения гербовника император Павел I издал два указа 20 января и 27 июля 1797 г., в которых наблюдение за составлением общего гербовника возложил на тайного советника, (с 5 апреля 1797 г.) действительного тайного советника, генерал-прокурора Сената Алексея Борисовича Куракина; второе, кн. А.Б. Куракин еще 19.12.1796 г. был назначен на пост Главного директора Государственного Ассигнационного банка, где первым советником Правления этого банка состоял действительный статский советник (в 1799 г. тайный советник) Иван Васильевич Яворский. Включение рода Яворских, родов советников Правления банка кн. А.Н. Хованского, А.Н. Оленина и других лиц в первые два тома произошло именно по настоянию кн. А.Б. Куракина, явившего пример.
Да, «Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи» — единственное официально утвержденное собрание родовых гербов, определявшее достоинства и заслуги каждого дворянского рода, но, надо сказать, далеко неполное. Граф Александр Алексеевич Бобринский объяснял такое положение (в конце XIX в.) следующим образом: «Это происходит от того, что представители …родов не предъявляют в департамент Герольдии своих документов и не просят о вписании родов своих в Гербовник. Департамент же Герольдии не может принять на себя почина в этом деле, не имея в виду этих документов. Вписание рода в Гербовник не приносит никаких преимуществ; а посему многие дворяне ограничиваются внесением своих родов в дворянскую родословную книгу той или другой губернии (что необходимо для пользования правами дворянства), и не заботятся о вписании их в Гербовник. Об этом нельзя не сожалеть, потому что Гербовник через это лишается своего Исторического значения». По запросу представителя рода с гербовника выдавались оплачиваемые копии гербов. В сопроводительной из Герольдии сообщалось, например, следующее: копия герба рода Яворских с описанием «происхождения той фамилии, находящейся в Высочайше утвержденном Гербовнике дворянских родов, в 1-м отделении, выдана произшедшему от сего рода господину Статскому Советнику Николаю Ивановичу Яворскому февраля 16 дня 1800 года подлинная за подписанием Тайного Советника Сенатора и Кавалера Козадавлева…» по его прошению. В последующем установленным порядком на основании такой копии дворянский род вносился в Родословную книгу губернии. Пример: «Определением Московского Дворянского Депутатского Собрания, последовавшим 1808-го года ноября 10, заключено: на основании ИМЕННОГО ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА ВЫСОЧАЙШЕГО Указа, состоявшегося в 1 день января 1798 года, и Жалованной Грамоты 82 статьи, род господ Яворских внесть /: и внесен :/ в Дворянскую Московской губернии Родословную книгу в шестую часть».
…Отдельное положение было с дворянством в Царстве Польском. С 1836 г. там существовала своя Герольдия, приступившая в 1849 г. в Варшаве к составлению «Польского Гербовника». Деятельность Герольдии Царства Польского была упразднена после восстания 1863-1864 гг.

Польша, Литва, Венгрия. Исключительное право на герб в этих государствах имело привилегированное дворянско-рыцарское сословие — шляхта, знать. В Польше, а после Люблинской унии 1569 года и в Великом княжестве Литовском (ВКЛ), шляхетство было наследственно, зависело от принадлежности к рыцарскому сословию отца, происхождение матери значения не имело. Пожалование шляхетства до 1578 г. производилось в Польше и Литве польским королем, бывшим одновременно и Великим князем Литовским. С 1578 г. пожалование шляхетством по гражданской линии принадлежало исключительно общему сейму, пожалование же по военной линии было предоставлено гетманам, но с последующим утверждением общим сеймом (А.Н. Нарбут). Сейм возводил в дворянство без оговорки (scartabellat,a), уравнивая в правах нобилитанта с потомственным шляхтичем, или с оговоркой (skartabellus, sciercatka). Последний «не имел доступа к отправлению общественных должностей и только его внуки приобретали прерогативы потомственного шляхтича» (В. Грабенский). Сейм рассматривал одновременно с пожалованием в шляхетство и права на родовой герб. После Люблинской унии в ВКЛ для судопроизводства по рассмотрению шляхетских дел были созданы свои суды: гродский, земский и подкоморский, а с 1581 г. — высший апелляционный суд Литовский трибунал.
С присоединением земель к Российской империи в конце XVIII — начале XIX вв. это положение не менялось. «Лишь в случае, когда семьи приобретали дворянство уже на русской службе, для них составлялись новые гербы, передаваемые на Высочайшее утверждение. Коренное, старое дворянство пользовалось своими родовыми гербами, и в официальных списках дворян Царства Польского, опубликованных в 1851-1853 гг., указаны и гербы этих семей; изображения этих гербов помещались и на дипломах, выдаваемых Государственным Советом Царства Польского лицам, доказавшим свое дворянство» (С.В. Думин. Статья от 06.10.2003). За незаконное пользование шляхетством в Короне казнили, а в Литве секли у позорного столба, если обвиняемый не мог сделать «вывода» (доказать своего происхождения). Лишение (потеря) шляхетства, и принятие плебея в герб и семью без разрешения сейма наказывалось инфамилией, или лишением чести. «Лишался шляхетства и тот, кто, поселившись в городе, занимался торговлей или ремеслом».
Польская геральдика (этой концепции придерживалась и Литва) имела свои отличительные особенности. Право на использование общего герба, трансформировавшегося из боевого клича «воинских отрядов и шляхетских братств» в родовой знак отличия, имел каждый шляхтич, равноправный член рода — группы или объединения семей, насчитывающий иногда несколько сотен разных фамилий. Только должность давала преимущества одного перед другими. «В знак равенства шляхта без различия положения называлась братией. В сеймовых совещаниях рыцарское сословие называлось младшей братией, сенаторы — старшей». Все семьи, объединенные общим гербом, могли состоять в родстве, но иногда по желанию или просьбе короля клан мог взять под свой герб и другого человека, не связанного родственными отношениями. Это мог быть как новый, посвященный в рыцари шляхтич или простолюдин родом поляк, так и переселившийся в Польшу дворянин-иностранец, если он получал индигенат (от фр. indigenat), т. е. право гражданства. В нашем случае — это волох по рождению и граф Венгерский по положению Ванчалух, который, как мы уже отмечали, заслужил своими рыцарскими делами и героической отвагой от короля Владислава II Ягелло польское шляхетство (без упоминания в грамоте дарения титула граф) и с сыновьями был причислен в 1431г. к гербу Сас, явившемуся еще во времена Даниила Галицкого из Венгрии. Следует подчеркнуть, что название герба часто обращалось в «przydomek» — придаточную фамилию шляхтича, например, Сас-Яворские, Сас-Тарнавские, Любич-Яворовские, Наленч-Гурские, Елита-Михайловские и т.д., правило, не принятое более ни в одной европейской стране. Причем «przydomek» писался в начале основной фамилии. Но встречаются написания и так: Яворский-Сас, Драго-Сас … И объясняется это все той же польской особенностью геральдики, усвоившей коллективное начало при отсутствии личных фамильных гербов и незначительным количеством собственно польских гербов, «да и то большею частью занесенных из-чужа: Германии, Венгрии, Чехии, Дании, Италии и других стран» (Е.П. Карнович)4. Польские гербы регистрировались частными лицами, как правило, известными историками: Яном Длугошем, создавшим первый каталог гербов, признанных в Польше, Симоном Окольским, Бартошем Папроцким, Каспром Несецким, Адамом Бонецким и многими другими авторами. «Herbarz polski» Адама Бонецкого значительно отличается по содержанию и полноте сведений от других гербовников, но он не окончен в связи с начавшейся Первой мировой войной, последний XVI-й том был издан в 1913 г. (Том VIII, часть I. Ведомости историко-генеалогические о родах шляхетских — основной источник сведений о Яворских гербов: Янина, Ястржембец, Елита, Косцеша, Окша, Сас — 22-х родовых линий и Белина). В создаваемых каталогах и гербовниках давались рисунки, описание и происхождение гербов, в некоторых назывались первообладатели гербов с указанием их заслуг и (или) причисленные к гербам шляхетские роды, семьи и их члены. Гербовники служили «справочными изданиями по шляхетской генеалогии и геральдике» для официальных учреждений, сейма. «Классический польский гербовник» К. Несецкого использовался «для справок по польским гербам в Гербовом отделении Департамента Герольдии [России]. Обращение к Несецкому позволяло констатировать геральдическую традицию, в соответствии с которой семья действительно пользовалась тем или иным гербом. В других случаях гербовник Несецкого и другие справочники по польской геральдике использовались при оформлении гербов семей, чьи фамилии не упоминались в них, но которые в свое время доказали дворянство в западных губерниях с гербами, приведенными в этих изданиях» (С.В. Думин, там же).
Историческим фактом является то, что «При присоединении какой-нибудь страны к Польше, польские геральдические эмблемы сообщались и жителям новой провинции, причем коренной польский род приобщал пришлый к своему гербу и приписывал к своему знамени» (А.Б. Лакиер. С.252). Это в полной мере касается Галицкой Руси и союзной польскому государству Литвы. В первом правовом акте о соединении Литвы с Польшей в 1413 году (Городельская уния, с. Городло, ныне в Польше)5 — договор великого князя литовского Александра Витовта с польским королем Владиславом II Ягелло, — есть сведения, указывающие на то, какой род литовской знати, бояр-католиков, приписывался к тому или иному польскому гербу или знамени. Тогда права польской шляхты, а также польские гербы, получили 47 родов. C того времени литовская геральдика была связана с польской общими правилами и законами.
Коренное отличие польских гербов от западноевропейских рыцарских, которые, как выражение доблестей, не могут быть совершенно одинаковыми даже у двух родных братьев, польские гербы отличаются простотой геральдических фигур и их неизменностью. Чаще всего это одна фигура, по очертанию обычно простая, и, как только в ней допускается какое-либо отступление от однажды принятой нормы, она получает другое название или образует новый (второй, третий) вид старого герба (А.Б. Лакиер. С. 252). Сюда следует добавить и то, что в польских гербах геральдические фигуры, как правило, стилизованы под золото или серебро, а «поля щитов всегда либо красные, либо синие; зеленый или пурпурный фактически не известны …, а геральдические меха не используются вовсе» (Стивен Слейтер)6.
Влияние польской геральлики, кроме Литвы и Беларуси, мы видим в родовых гербах России и Украины.
Уместно подчеркнуть еще одну важную деталь польской особенности: «ТИТУЛЫ, ТАКИЕ КАК ГРАФ ИЛИ БАРОН, У ПОЛЯКОВ БЫЛИ НЕ ПРИНЯТЫ. ТОЛЬКО ПОСЛЕ РАЗДЕЛЕНИЯ ПОЛЬШИ ЕЕ СОСЕДЯМИ В XVIII И XIX СТОЛЕТИЯХ ПОЛЯКИ СТАЛИ ПРИНИМАТЬ ИНОСТРАННЫЕ ТИТУЛЫ, ХОТЯ ЭТО СЧИТАЛОСЬ НЕПАТРИОТИЧНЫМ» (Стивен Слейтер)7. Княжеские и графские титулы были разрешены только тем фамилиям, которые употребляли их в акте унии на Люблинском сейме 1569 г. Но эти титулы никак не влияли на «шляхетское равенство» в Речи Посполитой (Вл. Грабеньский).
После присоединения в 1772 году значительной части Галиции к наследственным владениям Габсбургов австрийское правительство для привлечения на свою сторону польского дворянства узаконило положение, «что те польские шляхетские роды, в числе прямых предков которых был «староста», т.е. владелец имения, отданного во временное пользование королем, имеют право на графский титул по королевству Галицийскому». В качестве демонстрации этого положения мы можем использовать Яворских герба Сас — титулованную ветвь, представленную поколенной росписью Яворских по прозванию Бобронич, № 9 (Раздел I. Истоки. Родословные росписи и Раздел IV. Яворские в Польше и Австрии)). До этого периода тщетно искать среди потомков Ванчалуха — Яворских, Турецких, Ильницких — титулованных лиц. Возводили в графское и баронское достоинства австрийские эрцгерцоги, императоры Священной Римской империи, российские императоры, прусские короли и Наполеон. В Графское достоинство, кроме братьев Боброничей-Яворских (в 1782-м), были возведены: Александровичи, Бобровские, Бржостовские (Прусским королем), Валевские (Прусским королем), Вельгорские, Водзицкие, Волловичи (Прусским королем), Гуровские (Прусским королем), Езерские, Замойские, Збоинские (Прусским королем), Квилецкие (Прусским королем), Кицинские, Коморовские, Красинские (в 1811 — Наполеоном I, в 1837 — Николаем I), Круковецкие, Ледуховские, Лоси, Лубинские (Прусским королем), Любенецкие, Малаховские, Микорские (Прусским королем), Полетилы, Сераковские, Старжинские, Суходольские. Благодаря этому австропольские графы в немалом количестве появились и в России. Были удостоены титула Баронов: упомянутые выше братья Боброничи-Яворские (в 1779-м), Раставецкие, Горохи …
Характерной особенностью венгерской геральдики, придерживающейся западноевропейской традиции, является отражение в ее гербах героического противостояния турецкой экспансии «в восточные пределы христианского мира». Вековая борьба между христианской Венгрией и исламской турецкой империей запечатлена в трети гербов знати: «отделенные части мертвых тел врага — турок» или простое их уничтожение разными видами оружия, характерными для борьбы с противником венгерского рыцарства той эпохи.

Источники:
1 Борисов(Ильин) И.В. Родовые гербы России. Виктория. Янтарный Сказ. 1997. С.42.
2 Пастуро М. Геральдика. М.: Астрель. АСТ. 2003.
3 Гербовник Анисима Титовича Князева 1785 года. М., Старая Басманная. 2008. Послесловие: О.Н. Наумов. Гербовник А.Т. Князева в контексте отечественной геральдики. С.221.
4 Е.П. Карнович. Родовые прозвания и титулы в России и слияние иноземцев с русскими. Изд. 3-е. М., 2007. С.22-23.
5 Список гербов, пришедших в Литву после Городельской унии (заключена 2 октября 1413):
1.Абданк (польск. Awdaniec, Abdank) 2.Богория (польск. Bogoria) 3.Циолек (польск. Ciołek) 4.Дембно (польск. Dębno) 5.Долива (польск. Doliwa) 6.Доленга (польск. Dołęga) 7.Дрия (польск. Drya) 8.Дзялоша (польск. Działosza) 9.Геральт — Осморуг (польск. Gierałt — Osmoróg) 10.Годземба (польск. Godziemba) 11.Гриф (польск. Gryf) 12.Гримала (польск. Grzymała) 13.Янина (польск. Janina) 14.Ястржембец (польск. Jastrzębiec) 15.Елита (польск. Jelita) 16.Копач — Топач (польск. Kopacz — Topacz) 17.Корчак (польск. Korczak) 18.Кот морской (польск. Kot Morski) 19.Кушаба (польск. Kuszaba) 20.Лелива (польск. Leliwa) 21.Лис (польск. Lis) 22.Лабендзь (польск. Łabędź) 23.Лодзя (польск. Łodzia) 24.Наленч (польск. Nałęcz) 25.Новина (польск. Nowina) 26.Одровонж (польск. Odrowąż) 27.Огончик (польск. Ogończyk) 28.Окша (польск. Oksza) 29.Осория (польск. Ossoria) 30.Першала (польск. Pierzchała) 31.Побог (польск. Pobóg) 32.Помян (польск. Pomian) 33.Порай (польск. Poraj) 34.Пулкозиц (польск. Półkozic) 35.Равич (польск. Rawicz) 36.Роля (польск. Rola) 37.Сулима (польск. Sulima) 38.Сырокомля (польск. Syrokomla) 39.Шренява (польск. Szreniawa) 40.Свинка (польск. Świnka) 41.Топор (польск. Topór) 42.Трубы (польск. Trąby) 43.Тряска (польск. Trzaska) 44.Вадвич (польск. Wadwicz) 45.Венжик (польск. Wężyk) 46.Задора (польск. Zadora) 47.Заремба (польск. Zaremba)
6 Стивен Слейтер. Геральдика. Иллюстрированная энциклопедия. М.: Эксмо, 2007. С.230.
7 Там же.
8. Вл. Грабеньский. История польского народа. — Мн.: — МФПЦ, 2006. С. 215-216.
9. А.Б. Лакиер. Русская геральдика. — М.: Книга, 1990. С. 252.
10. С.В. Думин. Польские родовые гербы в Юридической системе родовой геральдики Российской империи (из практики Департамента Герольдии Правительствующего Сената). — http://sovet.geraldika.ru/article/4749
11. Игорь Борисов. Российская геральдика. Происхождение. История. Современность. — М.: Оллис. Эксмо, 2009.
12. Московское дворянство: алфавитный список дворянских родов с кратким указанием важнейших документов, находящихся в родословных делах Архива Московского дворянского депутатского собрания. — М., 1910. С. 508
13. Поколенное родословие рода Яворских, ЦИАМ, Ф.4, оп.14, д.2178, л.3.
14. Родословная и доказательства о дворянстве рода Яворских, РГИА, ф.1343, оп.51, д.276, л.4
15. Дворянские роды внесенные в Общий гербовник Всероссийской империи. Составил гр. Александр Бобринский. Часть I. (до конца XVI столетия) СПб.: — Тип. Стасюлевича, 1890. С. XXV-XXVI
16. А.Н. Нарбут. Генеалогия Белоруссии. Выпуск 2 (15-18 вв). М.: 1994

Картинка: родословная польского шляхтича с изображением семейных гербов — доказательство благородного происхождения для желавших стать офицерами в австрийской армии, конец XIX в. Стивен Слейтер. Геральдика. Иллюстрированная эциклопедия. М.:ЭКСМО, 2007.