Сайт Богдана Дмитриевича Яворского

29 Сентябрь 2020

Краткие сведения из истории Галиции с древнейших времен

продолжение

Речь Посполитая (Республика), с 1569 года

Выборные короли
1573-1575 Генрих Анжу, или Валуа (р. 19.09.1551, Фонтенбло — ум. 2.08.1589, Сен-Клу) — четвёртый сын Генриха II, короля Франции, и Екатерины Медичи, брат французского короля Карла IX, король Польский и великий князь литовский с 21 февраля 1573 года по 18 июня 1574 года (формально до 12 мая 1575 года), с 30 мая 1574 года король Франции Генрих III, последний на троне из династии Валуа.

Принес присягу в Париже. В Польшу прибыл в начале 1574, во время коронационного торжества повторил парижскую присягу. Выбор его на польский престол был крайне неудачен. Характеристика историка Д. Иловайского Генриху Анжуйскому: ленивый, расточительный и преданный удовольствиям, затруднялся незнанием польского языка. Польский историк: «Несмотря на присягу, помышлял о возвышении королевской власти при помощи расположенного к нему духовенства и партии Зборовских. <…> Получив известие о смерти брата Карла IX и не будучи уверен в том, позволит ли ему сенат уехать во Францию, он сбежал из Польши в июне 1574 года после пятимесячного пребывания в стране».41 И снова бескоролевье; кандидатами на престол объявлены: германский император Максимилиан II с сыном Эрнестом, московский царь Иван Васильевич с сыном Федором, король шведский Иоанн III, как супруг Екатерины Ягеллонки, с сыном Сигизмундом, семиградский воевода Стефан Баторий и некоторые поляки из потомков Пяста, среди них Ян Костка, воевода сандомирский.

1575-1586 Стефан Баторий (р. 27.09.1533 — ум. 2(12).12.1586, Гродно) — король польский и великий князь литовский (с 1576), по национальности чистокровный венгр, сын Этьена Баторио Сомлио (Иштвана IV), воеводы Трансильвании и Катерины Телегда; служил в императорских войсках, был на дипломатической работе в Стамбуле и Вене, до избрания на польский престол – с 1571 князь-воевода Трансильвании (Семиграда); был женат на дочери Сигизмунда I Старого – 54-летней Анне Ягелонке, наследнице престола, провозгласившей шляхтой ее польской королевой, а Стефана Батория – королем. После венчания с Анной был коронован.

В Польше и Литве Стефана Батория знали мало, он был избран в пику русскому царю Ивану Грозному и претендовавшему на корону Польши и Литвы германскому императору Максимилиану II. На стороне русского царя находилось православное население Западной Руси, в том числе «в великом княжестве Литовском, особенно в сословии шляхетском, которое было недовольно господством вельмож». Поляки и литовцы понимали, что от соединения с Московским государством они приобретали перевес над своими соседями, немцами и турками. Против московского царя выступало католическое духовенство во главе с папским нунцием Коммендони и значительная часть православных западнорусских вельмож, которая (по Д. Иловайскому) была наслышана «о его жестокостях и зверствах» и «не желала иметь своим государем такого тирана». Да и литовцы склонялись больше к сыну царя, Федору Ивановичу. Сам же Иван Васильевич не прилагал особых усилий ни для своего избрания, ни для избрания сына.
После отказа воеводы Яна Костки избираться Замойские, Евстафий Волович и «вся шляхетская партия сплотилась около имени Стефана Батория и объявила его королем с условием, чтобы он женился на Анне, сестре покойного Сигизмунда-Августа, которая и была единственной прямой наследницей Ягеллонов»42а.
«По складу своего характера новый король представлял любопытную смесь гибкости и твердости, самодержавных наклонностей и либерализма, жестокости и мягкости. С друзьями был нежен и даже сентиментален, с врагами – суров и беспощаден».42 Вел простой образ жизни. Был ловким и дальновидным политиком. Его авторитет рос по мере побед короля в Ливонской войне. Возврат земель, которые отвоевал от Литвы царь Московский, было одним из главных условий, принятых Баторием на себя при избрании на престол. Но прежде ему потребовалось время на установление внутригосударственного порядка, начать междоусобную войну, чтобы вернуть в правовое русло присягнувший императору Максимилиану Данциг.
Стефан Баторий в своих воинственных планах стремился завоевать Москву — Речь Посполитая продолжала видеть в России опаснейшего врага. Для этого он «заключил оборонительный и наступательный союз со Швецией. Обе Балтийские державы забыли на время о своих противоречиях и объединились для совместной борьбы с Россией».43 Искал всюду союзников для войны с Россией, среди немцев, венгров, слал «богатые дары крымскому хану, чтобы удержать татар от нападения на Польшу и обратить их на Москву». Готовясь к войне, Баторий предпринял также ряд мер для пробуждения в шляхте «рыцарского духа», обеспечения средствами ведения войны, стремился обезопасить Польшу от украинских казаков, вводя их «в рамки организации», и от нападения Турции, угождая турецкому султану. Наконец настал «момент истины». В 1579-1581 Стефан Баторий, объявив царю Ивану IV войну, совершил три больших похода против России, начав ее неожиданно не с Ливонии, а с северо-восточных белорусских земель, отрезав русским отступление от Балтийского моря. В ходе походов занял несколько городов, в том числе Полоцк, осадил Псков… Походы закончились десятилетним перемирием или Запольским миром (Запольный Ям – деревня под Великими Луками), во многом расстроившим дальнейшие планы Стефана Батория на войну с Россией и поход на Турцию.
«В результате Ливонской войны Речь Посполитая приобрела Курляндию и Лифляндию от Швеции, г. Велиж – от России»44 (при взятии города в 1580 году деревянная велижская крепость была сожжена гетманом Замойским до основания; в качестве компенсации Стефан Баторий даровал городу герб и разные привилегии, но на жителей легла обязанность отстроить разрушенную крепость).
В 1584 году умер главный противник Польши Иван IV Грозный, а в декабре 1586-го на 54 году жизни — Стефан Баторий.
Войны Батория не привели к его конечной цели — завоеванию Москвы, но заставили считаться с Польшей как с сильнейшим государством.

Династия Ваза, 1587-1669
1587-1632 Сигизмунд III Ваза, родился в семье шведского короля Юхана III и Екатерины Ягеллонки, дочери Сигизмунда I Старого. С 27 декабря 1587 г. король Речи Посполитой, король Швеции в 1592-1599; был женат на дочери австрийского эрцгерцога Карла, Анне, свадьба состоялась в Кракове; во втором браке – на Констанции Австрийской (1588—1631). Стремился объединить две страны — Речь Посполитую и Швецию под своей властью. В 1595 г. шведский парламент избрал дядю Сигизмунда III, Карла IX, регентом Швеции, а в 1604 — королем. Большую часть жизни тратил на попытки вернуть себе шведскую корону.

Воспитан матерью в католической вере, находился под влиянием иезуитов, боролся с иноверием, искоренением потестантизма. Избрание Сигизмунда из многих претендентов на престол, обещало Речи Посполитой гарантированный союз со Швецией против Москвы и присоединение Эстляндии. Внешняя и внутренняя политика короля строилась в интересах католицизма. Главным союзником видел Австрию, был готов помочь в уничтожении Реформации. В 1595 г. шведский парламент избрал дядю Сигизмунда III, Карла IX, регентом Швеции, а в 1604 — королем, с чем Сигизмунд не мог согласиться, и значительное время тратил на попытки вернуть себе шведскую корону. В 1588 г. подписал Литовский Статут, окончательно закрепивший крепостное право.
В 1600-1629 — первая война Речи Посполитой со Швецией за восточное побережье Балтийского моря, вся тяжесть которой легла на ВКЛ [Великое княжество Литовское], так как Польша вела борьбу и с Турцией за Украинские земли. В 1605 г. гетман К. Ходкевич недалеко от Риги у Кирхгольма разбил войско шведов, втрое большее, чем у ВКЛ. Но шведы вторглись в Литву и заняли Биржай.
Еще в 1598 г. Речь Посполитая вмешалась в династические междоусобицы в России. Затем начала против России открытую интервенцию. В 1610 г. польские войска заняли Москву. В 1611 г. заняли Смоленск, Новгород-Северский, Чернигов. Народное ополчение Минина и Пожарского разбило войска Ходкевича. В 1618 подписано перемирие. За Речью Посполитой остались Можайск, Вязьма, Смоленск, Чернигов, Новгород-Северский.
В 1620-1621 гг. была первая польско-турецкая война. До 1629 г. шла война Речи Посполитой со Швецией»45.

1632-1648 Владислав IV Ваза (р. 9.06.1595, Краков — ум. 20.05.1648, Мереч (Меркине), Литва), старший сын Сигизмунда III от первой жены, дочери австрийского эрцгерцога Карла, Анны; был женат дважды: с 1637 на дочери императора Фердинанда II эрцгерцогине Цицилии Ренате, после ее смерти – на Марии Луизе де Гонзага (королева Польши под именем Людовика Мария), дочери фр. герцога Шарля де Невера Гонзага и Екатерины де Майенн, родственницы герцога Гиза; король польский и великий князь литовский; в 1610-1612 гг. во время Смуты в России (1598-1613) признанный Семибоярщиной, но не венчанный на царство, русский царь

Польский король, Сигизмунд III, воспользовавшись смутой в Российском государстве, объявил новому царю Василию Шуйскому войну и в сентябре 1609 г. осадил стратегически важный для Руси город-крепость Смоленск, укрепленный в 1597 году каменными стенами. Война была ответом на союз Шуйского с династическим врагом Сигизмунда шведским королем Карлом IX, родным дядей. Но взять Смоленск не мог. «И занялся агитацией, в первую очередь разложением нелегального Тушинского центра. В декабре 1609 г. в Тушино пришли от Сигизмунда послы с предложением: а) к полякам – перейти под знамя короля; б) к русским – избавиться от Самозванца и казацкой вольницы под протекторатом королевской власти»46 (А.В. Карташев). А к митрополиту Филарету было адресовано «особое письмо» с обещанием сохранить русским их веру, обряды, права церковного самоуправления и суда. В результате Тушино раскололось: поляки перешли под знамя короля, часть русских ушла к царю Василию Шуйскому, казаки и остальной люд подались кто-куда. Потеряв опору, Тушинский вор и сам сбежал с группой верных ему казаков и кн. Шаховским в Калугу.
В складывающейся ситуации после удаления из Тушино второго Самозванца собравшиеся на думу (здесь были: духовные лица во главе с «нареченным патриархом» Филаретом, светские боярского звания князья Масальский и Хворостинин, Салтыковы, Плещеев, служилый дьяк Грамотин, простого звания Федор Андронов, Молчанов) постановили отправить от себя посольство к королю Сигизмунду, просить на русский престол его сына царевича Владислава посредством избрания и договора с ним.

Историческая справка
Самозванцы в России в Смутное время особая тема, здесь кратко (по кн. И.А. Муромов. «Величайшие авантюристы мира».
1. «Григорий Отрепьев, Лжедмитрий I (?-1606). Русский царь-самозванец (1605-1606). В 1601 году объявился в Польше под именем сына Ивана IV – Дмитрия. В 1604 году перешел с польско-литовским отрядом границу, был поддержан частью горожан, казаков и крестьян. Став русским царем, попытался лавировать между польскими и русскими феодалами. Убит боярами-заговорщиками во главе с Василием Шуйским».
2. «Лжедмитрий II (?-1610). Самозванец неизвестного происхождения [по версии Николая Сычева, автора "Книги династий" - крещеный еврей по имени Богданко]. Его называли Тушинским вором. С 1607 года выдавал себя за якобы спасшегося царя Дмитрия (Лжедмитрия I). В 1608-1609 годах создал Тушинский лагерь под Москвой, откуда безуспешно пытался захватить столицу. С началом открытой польской интервенции бежал в Калугу, где был убит»47 11 декабря 1610 года начальником своей охраны князем Петром Урусовым. Считается — это была месть за Касимовского хана.

По договору от 4 февраля 1610 года, заключённым под Смоленском между королём Сигизмундом III и посольством, королевич Владислав мог занять русский престол на основании выполнения 18-ти его статей. Основные: «1) Владислав венчается от русского патриарха. 2) Православие в Московском государстве должно быть почитаемо и оберегаемо по-прежнему. 3) Имущества и права как духовенства, так и светских чинов пребудут неприкосновенными. 4) Суд должен совершаться по старине, изменения в законах не зависят от воли одного только Владислава – «то вольно будет боярам и всей земле» [Думе боярской и Земскому собору]. Владислав никого не может казнить без ведома Думы и без суда и следствия… 6) Великих чинов людей Владислав обязан не понижать невинно, а меньших должон повышать по заслугам. Для науки будет дозволен выезд в христианские земли. 7) Подати собираются по старине, назначение новых податей не может произойти без согласия Боярской думы. Крестьяне не могут переходить ни в пределах Московского государства, ни из Руси в Литву и Польшу… 8) Холопы должны оставаться в прежнем состоянии…»47
После низложения Василия Шуйского бояре передали Москву полякам во главе с гетманом Станиславом Жолкевским, пригласив его из Можайска, и, из-за страха перед Самозванцем Лжедмитрием II и польской военной силой, 27 августа 1610 года московское правительство (Семибоярщина), а за ним и население, склонились к избранию царевича Владислава царём.

Историческая справка
Василий Шуйский (Василий IV Иоаннович) род. 22.09.1552, Нижний Новгород — ум.12.09.1612, Гостынский замок, Польша) — последний русский царь (1606-1610) из рода Рюриковичей; был свергнут с престола и насильственно пострижен в монахи в сентябре 1610 г., а затем выдан польскому гетману Станиславу Жолкевскому, который вывез низложенного царя и родных его братьев Дмитрия и Ивана Пуговку как пленников в октябре 1610 г. под Смоленск. После взятия Смоленска 3 июня 1611 г. Сигизмунд III уехал в Варшаву, а пленников приказал везти за собой. Н.И. Костомаров так описывает происходившие в Варшаве события.
«Королю устроили торжественный въезд. Жолкевский вез за собой пленного низверженного царя. Поляки сравнивали его с римским Павлом Эмилием. Сослуживцы Жолкевского щеголяли блеском своих одежд и вооружения. Сам коронный гетман ехал в открытой, богато убранной коляске, которую везли шесть турецких белых лошадей.
За его коляской везли Шуйского в открытой королевской карете. Бывший царь сидел со своими двумя братьями. На нем был длинный, белый, вышитый золотом кафтан, а на голове высокая шапка из черной лисицы… За ним везли пленного Шеина со смолянами, а потом послов – Голицина и Филарета с товарищами.
Это было 29 октября 1611 года. Поезд двигался по Краковскому предместью в замок, где в сенаторской «избе» был в сборе весь сенат, двор, знатнейшие паны Речи Посполитой. На троне сидел король Сигизмунд с королевой, а по бокам члены королевской фамилии. Ввели пленных; Василия с братьями поставили перед троном.
Жолкевский выступил вперед и громко произнес латинскую цветистую речь…
При этих [последних] словах низложенный царь поклонился и, держа в одной руке шапку, прикоснулся пальцами другой руки до земли, а потом поднес их к губам; Дмитрий поклонился в землю один раз, а Иван, по обычаю московских холопов, отвесил три земных поклона.
Гетман продолжал»:
«Ваше величество, я вас умоляю за них, примите их не как пленных, окажите им свое милосердие, помните, что счастье непостоянно и никто из монархов не может назвать себя счастливым, пока не окончит своего земного поприща». <…>
Василий стоял молча. Мнишек [Юрий] проговорил свою речь; но никто из панов Речи Посполитой не произнес ни слова, никто не обратил на него внимания, напротив, все глядели с состраданием и участием на пленного царя. Король отпустил Василия милостиво.
Василия с братьями отправили в Гостынский замок, где назначили ему пребывание под стражей… Неволя и тоска свела Василия в могилу на седующий же год. Над могилой его поставили памятник с латинской надписью, восхваляющий великодушие Сигизмунда.
Брат его Дмитрий и жена последнего Екатерина умерли после него в неволе, в плену. Супруга царя Василия значится умершей, по русским летописям, в Новодевичьем монастыре, в 1625 году, под именем Елены.
Иван Пуговка, вскоре по заключении в Гостыни, изъявил служить Польше, присягнул Владиславу… Через несколько лет был отпущен».
После заключения с Польшей вечного мира царь Алексей Михайлович попросил у короля Владислава прислать гроб пленного царя и его родных. Король Владислав удовлетворил просьбу царя, приказав «покрыть новые гробы, в которые поставлены были старые, атласом, бархатом и камкой». Гробы с останками Василия Шуйского, его жены Екатерины и Дмитрия привезли в Москву. «Московские дети боярские и дворяне несли гроб бывшего царя Василия на плечах от Дорогомилова до Кремля, при многочисленном стечении народа. Сам царь встретил его у собора Успенского, со всеми боярами и ближними людьми, одетыми в смирное (траурное) платье. Тело несчастного Василия погребено 11 июня 1625 года в Архангельском соборе в ряду других потомков св. Владимира, правивших Москвой»48.
.

«Москва присягнула Владиславу». К Сигизмунду отправили договор на утверждение с великим посольством во главе с митрополитом Филаретом и князем В.В. Голициным. Но вскоре стало известно, «что многие люди под Смоленском целуют крест не Владиславу, а самому Сигизмунду». Сигизмунд требовал корону для себя, «но бояре не согласились передать престол Сигизмунду, известному своей религиозной нетерпимостью, даже взяли обратно свои обязательства, касавшиеся выбора королевича»49 (В. Грабеньский).
В итоге – история с избранием Владислава провалилась, в Москве он не появился, а в октябре 1612 г. был низложен. В 1613 году на русском Соборе царём был избран и на торжественном заседании в Успенской церкви 21 февраля единогласно провозглашен Михаил Фёдорович Романов – основатель династии Романовых.
В 1617—1618 гг. царевич Владислав вновь пытался овладеть русским престолом, однако усилия оказались напрасными. По настоянию отца и сейма в 1618 г. в Деулине заключил с молодым царем Михаилом Романовым 16-летнее перемирие. Окончательно отказался от претензий на престол по Поляновскому миру (д. Поляновка, между Дорогобужем и Вязьмой) в 1634 г., тяжелому и позорному для Москвы.
Польше удалось уладить осложнения со Швецией из-за притязаний Владислава на шведский престол с помощью посредничества Франции, Англии и Голландии и Турцией. Но втянул страну в Тридцатилетнюю войну, лавируя между Францией и Австрией, рассчитывая на помощь Австрии в возвращении шведской короны и поддержку в походе на Турцию. Недовольный Австрией перешел на сторону Франции. Сейм не одобрял приготовления Владислава к войне. Шляхте хотелось уже спокойствия и благополучной жизни, она требовала от короля уважать веротерпимость, но сама не соблюдала ее. «Король принципиально отличался от отца по своим религиозным воззрениям. В своей политике он руководствовался не католическими соображениями, а видами на выгоду для Речи Посполитой»50 (В. Грабеньский). Не любил иезуитов, занимался проектом соглашения католиков, кальвинистов и протестантов, пытался «теснее связать с государством православную церковь путем установления особого польского патриархата и соединения его с унией». Однако натиск католического большинства Польши был сильнее.
И все сильнее разгоралось пламя восстаний казачества. Причин тому было много, но среди них выделялась одна: «угнетение божьих церквей и древней греческой религии».