Сайт Богдана Дмитриевича Яворского

29 Март 2013

Яворские герба Сас (Sas)

Итак, в 1236 году при Данииле Галицком (по Папроцкому) или позже, при его сыне Льве (по Несецкому), герб Сас или Саксонец прочно обосновался в Галицко–Владимирском королевстве, а с 1431 года стал родовым гербом еще трех галицко-русских фамилий: Яворских, Турецких и Ильницких, родоначальником которых, как утверждает польский историк Дунчевский, был Ванчалух (Wanczaluch), граф из Венгрии. Ванчалух во времена Людовика I Великого (1370-1382) и Владислава II Ягелло (1386-1434), наследных польских и венгерских королей, заслужил своими рыцарскими делами и героической отвагой от короля Ягелло шляхетство и большие владения — три мили длиной (или более 25км, 1 польская миля = 8534,0м) в Русском воеводстве на Перемышльской земле; это местечки Турка (ныне город Турка в Львовской обл. Украины), Яворы с окрестностями и Ильник, о чем свидетельствует «привилея», данная в Медике (w Medyce dany Feria guarta intra octavas S. Joannis Baptistae, Anno 1431)1. Самое полное исследование родов Яворских принадлежит польскому ученому Адаму Бонецкому. В его гербовнике «HERBARZ POLSKI» есть несколько уточнений к сказанному выше.
1. Венгерский Рыцарь Ванча, он же граф Ванчалух, упомянут как Ванча волошин (волохи — восточные романцы). Это прозвание, уточняющее происхождение теперь уже польского шляхтича Ванчи, не закрепилось за его потомками, но служит подтверждением, откуда выводит свой род.
2. Турка – это пустоши у реки Стрый, на которых позже появились деревни Турка, Ильник, Яворы и другие. Есть доказательства относительно их основания в первой половине XV века.
3. Дунчевский сообщает, граф Ванчалух имел троих сыновей: Занка (Zanka), Ходка (Chodka) и Иванка (Iwanka). Бонецкий называет четвертого, младшего, сына Ванчи, Шимека (Szymek) или Семена (Semion), который мог родиться уже в полученных новых землях и был ровесником своим племянникам. Но более поздние исследования дают основание полагать, Шимек — внук Ванчи, одно из имен «утерянного» и ныне «возрожденного» поколения.
4. Важно и уточнение относительно полученных владений. А.Бонецкий утверждает, владения получили Ванча и его старшие сыновья: Ходко, Янко (у Дунчевского Иванко) и Занко. На этом основании можно считать, что и сыновья Ванчалуха имели рыцарские заслуги перед государством и королем и соответствующие права на эти земли.
5. У Дунчевского — граф Ванчалух «поделил» владения между сыновьями в таком порядке: Занко «осел» в Яворе, Ходко в Турке, Иванко в Ильнике. Но некоторые факты говорят о другом. Для нас вопрос, кто и где «осел», имеет принципиальное значение, так как от этих лиц, обосновавшихся в местечках с названиями Турка, Яворы и Ильник, пошли три шляхетские линии одного могучего рода — Турецкие, Яворские, Ильницкие. У Бонецкого: в Яворе «осел» Янко, он же владелец части Турки, Ходко в Турке, Занко в Ильнике. Аргументами в пользу этого утверждения служат родословные росписи Игнацевичей Яворских, Баловичей (Балевичей) Яворских, Пишковичей Яворских (росписи 2,3,4). Но надо признать, при внимательном прочтении росписей и остального материала обнаруживаются расхождения как в поколениях, так и в персоналиях. В настоящее время, благодаря исследованиям украинского историка Игоря Ивановича Смутка, мы располагаем дополнительными сведениями, базирующимися на добротно изученном архивном материале и наработках польского ученого Л. Выростека2, устраняющими большую часть из них.
Остается заключить:
1. Разброс в выводах ученых связан с отсутствием достаточной информации, артефактов о первых поколениях рода, пользованием разными источниками, часть из которых навсегда утрачена, а в ряде случаев — и неточным прочтением древних документов.
2. Важно понимать и то, о чем мы уже говорили, в генеалогии, как и любой другой исторической дисциплине, реконструкция сопряжена в немалой степени с элементом предположения.
3. Настойчивых и преданных сделанному выбору родоводов еще ждут свои открытия, которые с каждым шагом приближают нас к истине.

Это заключение было написано при создании сайта. И, действительно, наши дальнейшие поиски увенчались успехом. В архиве РГИА Санкт-Петербурга автору сайта посчастливилось в 2011г. обнаружить ряд важных артефактов, в том числе переводы древних правовых актов XV-XVII вв. из Перемышльского земского суда, где представлены дополнительные сведения об основании города и первых владельцах Турки с окрестностями; их недоставало нам для убедительных доказательств историчности событий. Это — переводы текстов с латинского и старого польского языков на русский 1836 года. Благодаря находкам — важнейшей является Привилегия или Грамота, данная польским королем Владиславом II Ягелло роду в 1431 году с последующим подтверждением прав на владения другими польскими королями, — мы воспринимаем Ванчалуха (Ванчу Волошина) и его сыновей совсем по-другому, как фактически живших людей, а ненадуманных полумифических и мифических лиц, и с уверенностью можем ответить на многие волновавшие нас вопросы, в том числе: на каких условиях и за какие «рыцарские заслуги» Ванче Волоху и его сыновьям достался тот дар в благодатном Русском крае, кто такой Семен или Шимек, почему он проявил завидную щедрость, раздаривая свои (!) имения, чьи на самом деле дети Богдан, Яцек, Ясек, Федько и Роман, придавшие мощный импульс единому роду (акт № 5 Перемышльского земского суда от 1494 года), и вплотную подойти к формированию общего родового дерева. И уже не так актуальны споры историков, как «поделил» владения между сыновьями их отец, начинается новый счет, счет родовых ветвей и ответвлений — от правнуков Ванчи.
Несколько выдержек из Грамоты и Акта.

1633 год. Перемышльский земский суд.
«… прийдя лично благородные Иван Турецкий и Василий Яворский Петрович, также Иван Яворский Ингилович, от своего и от имени других наследников Города Турки, принесли настоящему Суду пергаментные записи на Город Турку и другие к тому принадлежащие, через Светлейшего Государя Владислава Венгерского и Польского короля, Ванчи[е] Валяха[у] с сыновьями Ходком, Иванком и Занком данных, и через Светлейшего Сигизмунда Августа, царя Польского утвержденные, рукою знаменитейшего и почтеннейшего Самуила Мацеевского, Епископа Краковского, Царства Польского Канцлера, подписавших, высячею печатью на шелковом снурке Королевского Канцлерства, припечатанных, прося принять оныя записи к настоящим Актам. Соглашаясь на их сильное желание, настоящий суд пергаментную Привилегию, как и в чем неповрежденную, принял и в Актах своих записать повелел. Их содержание от слова до слова есть следующее: = Во имя Господа, Аминь. Для всегдашней о долге памяти, Мы Сигизмунд Август Божиею милостию Король Польский, Великий Герцог Литовский, Русский, Прусский, Мазовский, Самогитский и областей Краковии, Сандомирии, Сирадии, Ланциции, Куявии, Вершин Елбингена и Померании и проч. Владетель и Наследник, даем знать настоящими записями всем, кому о том ведать надлежит, что нам представлены записи вечно ублажаемаго Владислава, Короля Польскаго, Любезнейшего Предшественника Нашего, вечно ублажаемым родителем Нашим утвержденные, и печатию Его Величества на шелковом снурке повешенного, скрепленные, целые, невредимые и вовсе никакого признака подозрения не имеющие, — и что Нас смиреннейше просили, от имени благородных Василия Ильницкаго, Федьки Яворскаго повелеть оныя записи возобновить, утвердить, одобрить и ратификовать…».

Турка город или пустошь?
«…даем знать содержание настоящего Акта всем кому о том ведать надлежит нынешним и будущим, как верные … Жанко и Ходко родные братья, [cыновья] Валяха выходца из Венгрии, привилегиею блаженной Памяти и Любезнаго Предка Нашего на Пустошь или ненаселенное наследие называемое Турка, на реке Стрый и на пределе Самборском лежащее, и на город его, который на той пустоши следовало уничтожить и основать на другом месте, с позволения того ж предка нашего, назвав оный тем же именем Турка…».
Город нужно было строить на новом месте из стратегических соображений, — турки-османы уже стояли у порога королевств. Таким образом, время основания современного города Турка — дата подписания королевской привилегии — 1431 год.

1431 год. Король Владислав II Ягелло, Ванча Волох и сыновья.
«Мы, Владислав, Божию Милостию Король Польский и областей Краковии, Сандомирии, Сирадии, Ланциции, Куявии, Литвы Верховный Государь, Померании и России Владетель и Наследник и пр. даем знать содержанием настоящего акта всем кому ведать надлежит настоящим и будущим, что раcсмотрев верные услуги, коими Ванча Валях с сыновьями своими Хотьком, Иванком и Жанком, в некоторых обстоятельствах враждебно с Нами случившихся, Нас и Королевство Наше предостеречь решался, и с умножением любви к верности, на большее еще впредь решиться может, на том основании Мы… ему и сказанным сыновьям его и их законным преемникам Город Наш Турку[а], в земле Русской и на рубеже ж Самборском на реке Стрые в пределах Венгрии лежащую…, — даем, даруем, настоящим актом отписываем и жалуем во всегдашнее и вечное владение, дабы Ванча и дети его и их законные преемники оную имели, держали, пользовались и мирно на всегдашнее время владели оною…».

1494 год. Перемышльский земский суд.
О Шимеке или Семене, крестильное имя Селивой, — это, бесспорно, ключевая фигура в роду, заслуживающая высокого уважения наравне с основателем рода и его сыновьями. Из Акта № 5 от 1494 года:
«Благородный Селивой иначе Шимек наследник Турки, перед Земским Судом показал без вечного принуждения здоровым на уму и по телу, что он уступил Пасынкам, т. е. с ы н о в ь я м своим выше отдельно поименованным, то есть: Богдану, Яшко, Ивашко, Федько, Роману с ы н о в ь я м прежде бывшаго И в а н ь к и, половину участка своего, который имеет и имеет в имениях своих на свою долю в наследственных Городах, называемых по имени Турка, Явора, Ясенича, и сыну Феткони по имени Дмитрию другую половину выше сказанных имений, то есть: Турки, Яворы и Ясенича, какия имения он, Селивой иначе Шимек, им уступает и дает и дарствует навсегда и навеки невозвратно…».

Тайна Шимека-Семена-Селивоя, внука Ванчи, раскрыта — он крупный, возможно даже самый крупный здесь землевладелец и наследник, шляхтич по рождению, мужественный рыцарь с добрым человеческим сердцем и высокой нравственной установкой, отчим-отец пяти сыновьям, неожиданно всплывшего из глубины веков (9) Иванка Яворского.
Если мы не подвергаем сомнению документы Перемышльского земского суда, то следует признать де-юре Акт № 5 от 1494г., и, следовательно, историчность существования (9) Иванка, биологического отца детей 10, 11, 12, 13 и 14. Таким образом, сегодня мы располагаем дополнительными доказательствами — родословными из дел Герольдии Правительствующего Сената о дворянском происхождении Яворских, где искатели дворянства указывают на происхождение перечисленных персон 10, 11, 12, 13 и 14 именно от (9) Иванка. Не приходится сомневаться и в исследованиях И.И. Смутка относительно существования в III колене персон 5, 6, 7 и 8. Так какой же вывод можно сделать из этого? Главный — к III колену относится и (9) Иванко, рано ушедший из жизни и почти не оставивший по себе следа. Акт № 5 от 1494 года пока единственный документ, утверждающий о его существовании. Даже очень может быть, что он сын (3) Янка, двоюродный брат Селивоя-Шимека, а одинаковые имена отца и сына — легли в основу заблуждений ученых и исследователей прошлых веков.
Не нужно забывать и то, кто такие Ванча Волох, его дети и внуки, в какое время жили, на каких условиях получили владения. Если кратко — рыцари Позднего Средневековья, а рыцари — это воины, лучшие воины во все времена, война — их мораль и призвание; место действия — Центральная и Восточная Европа. После разгрома Тевтонского ордена в 1410 году теперь главная угроза исходила от турок-османов, вторгшихся в пределы христианских государств. В июне 1422 г. султан Мурад II сделал попытку захватить Константинополь, в 1430 г. им взят крупнейший византийский город Фессалоники, в 1439 г. анексирована Сербия, в 1440 г. турки разрушили крепость Семендрию и подступили к Белграду, принадлежавшему тогда Венгрии. После побед воеводы Трансильвании Яноша Хунъянди над войсками султана в 1441 и в 1442 гг. папой Евгением IV в 1443 г. был организован Варнский крестовый поход, который возглавил молодой Венгерский король Уласло I, он же Польский король Владислав III. За громкими победами в кампании 1443 г. последовал 1444-й и — страшное поражение от турок 10 ноября. Крестоносная армия кроме венгров, трансильванских и валашских отрядов, в своих рядах имела немцев, словенцев, а также польских воинов, входивших в собственную (личную) дружину короля3. Яворские не могли, не имели права не участвовать в том походе и сражениях 1443 и 1444 годов. Не случайным кажется то обстоятельство, что незадолго до битвы при Варне «в Варадине в шестый день в продолжение осьмин взятия Св. Девы Марии тысяча четыреста сорок четвертаго года по Р.Х.» Владислав III собственноручно подтвердил грамотой права двоим оставшимся братьям, данные роду его отцом, Владиславом II Ягелло, а вместе с тем и переходящие обязанности: «Мы же, прошениями вышеперечисленных братьев Жанки и Ходька, как справедливыми и законными благосклонно преклоненные, означенную их привилегию и всё в ней содержащееся, рассматривая и принимая оную, ратификуем, одобряем, утверждаем, возобновляем и покровительством настоящего писания скрепляем, определяя, чтобы она имела силу всегдашней крепости…». Главная суть щедрого королевского дара от 1431 года была направлена, прежде всего, на военные потребности государства. Заключительная часть привилегии состояла из приказа: а) уничтожить старый и построить новый город, населить его и окрестности, владеть и держать, т. е. оборонять владения, что означало создание военного поселения; б) строго соблюдать закон: «чтобы Наши Королевские права и повинности всегда оставались ненарушаемы»; в) за этот дар, кроме того: «он, Ванча, с сыновьями своими и их законными преемниками в каждом походе с четырьмя конными стрелками Нам и Нашим преемникам служить обязывается и долженствует…». Последнее означало — выставлять в войско, основу которого составляло рыцарство, обязанное к конной службе, 4 боевые «копья». В состав «копья» входили: закованный в латы, тяжеловооруженный конный рыцарь с длинным (до 6 м) копьем, боевым мечом (крепился к луке седла), часто двумя, длинным и коротким для сражения пешим, который пристегивался к поясу и для удобства вдевался в кольцо без ножен (чтобы было легко его извлечь), кинжалом, иногда булавой, топором или молотом вместо длинного меча, один или несколько легковооруженных оруженосцев и конный стрелок с луком. Лучников, как и оруженосцев, могло быть и больше, поэтому число конных в «копье» доходило до семи человек. В «копье» имелся свободный конь или с поклажей. Из «копий» формировались отряды, называемые «знаменá» или хоругви, в них входило от 20 до 100 копий. Хоругви объединялись в «клинья» или колонны армий.4 Из книги «Крестоносцы» Генрика Сенкевича о «великой войне» против Тевтонского ордена, перед битвой при Грюневальде:
«…они [два польских рыцаря] миновали огромный литовский лагерь и три отборных русских полка, из которых самым многочисленным был смоленский, и въехали в польский лагерь. Здесь стояло пятьдесят хоругвей — ядро и вместе с тем головная колонна всей армии. Доспехи у поляков были лучше, кони рослей, рыцари тоже были лучше обучены и ни в чем не уступали западным. Избалованных воителей Запада шляхтичи превосходили и физической силой, и способностью переносить голод, холод и ратный труд…
С восходом солнца войско лавой двинулось вперед… Не окинуть глазами было эту рать и лес знамен, под которым двигались вперед полки. Шла краковская земля под красной хоругвью с белым орлом в короне; это была главная хоругвь всего королевства, великое знамя всего войска… Далее шли королевские полки, один под двойным литовским крестом, другой под Погоней. Под знаменем Георгия Победоносца двигался сильный отряд наемников и охотников, состоявший преимущественно из чехов и моравов…
Рядом с ними шли под своими знаменами шестнадцать хоругвей польских земель, в том числе одна перемышльская, одна львовская, одна галицкая и три подольские… Мазовецкие князья Януш и Земовит вели двадцать первую, двадцать вторую и двадцать третью хоругви. За ними шли двадцать две хоругви епископов и вельмож: Яська из Тарнова, Ендрека из Тенчина, Спытка Леливы и Кшона из Острова, Миколая из Михалова, Збигнева из Бжезя, Кшона из Козихглув, Кубы из Конецполя, Яська Лигензы, Кмиты и Заклики, а кроме того, родовые хоругви Грифитов, Бобовских, Козих Рогов и многих других, которые выходили на войну под хоругвями с одним гербом, и клич у них был тоже один.
Земля расцвела под ними, как расцветают весною луга. Волна за волной текли кони и люди, над ними колыхался лес копий с пестрыми, словно цветочки, значками, а в хвосте выступали в облаках пыли пешие воины городов и деревень. Все знали, что идут на страшный бой, но знали, что это их долг…
На правом крыле шли хоругви Витовта под разноцветными знаменами, но с одинаковым изображением литовской Погони. Не окинуть взором было всю эту рать, которая растянулась вширь среди полей и лесов на целую немецкую милю.
К полудню войско подошло к деревням Логдау и Танненберг и остановилось на опушке леса…
Ягайло, Витовт, князья мазовецкие и военный совет направились в часовню.
5

Из боевых походов живыми возвращались не все. Только в 1444г. крестоносцы потеряли до половины своих войск, погиб в бою 20-летний король Владислав III, получивший прозвание Варненчик; в последний раз он возглавил в атаке на янычар Мурада II 500 польских и венгерских рыцарей своей дружины…
Возможно, на полях сражений в разное время пали и славные рыцари Ванча, его сын Янко, другие представители рода. Кто, при каких обстоятельствах, — скорее всего об этом мы уже не узнаем, как неизвестными останутся, например, имена галицких воинов, участвовавших в первом крестовом походе, «после чего в Иерусалиме возникло постоянное поселение русских монахов» (Lozinskij G., Пашуто В.Т., Майоров А.В.), и иных военных событиях.

Примечания:
А.Б. — Адам Бонецкий; И.С. — Игорь Смуток.
1Herbarz polski Kaspra Niesieckiego S.I. T. IV. W Lipsku, 1839, str. 473. Cм. ссылку: Dunczewski w herbarzu T. II. str. 390.
2Iгор Смуток. Початки родiв Яворських, Турецьких, Iльницьких (XV-XVIcт.) «Генеалогічни записки Українського геральдичного товариства». — Львів, 2006. — Вип. 5. — С. 55-64. В исслед. И.И. Смутка Богдан, Ясек, Яцек, Федько и Роман дети Васька, Васько же — сын Занка, внук Ванчи.
3Келли Девриз, Йен Дикки, Мартин Дегерти, Филлис Джестайс, Крис Йоргенсен, Майкл Павкович. Великие Сражения Крестоносцев 1097-1444. М., ЭКСМО. 2009.
4Ян Длугош. Грюнвальдская битва. СПб., «Наука». 2007. С. 179, 180; Эварт Окшотт. Рыцарь и его доспехи. Латное облачение и вооружение. М., 2007. С. 136-138
5Генрик Сенкевич. Крестоносцы. М., Эксмо; СПб., Домино, 2007. С. 726, 729-731