Сайт Богдана Дмитриевича Яворского

02 Январь 2021

Краткие сведения из истории Галиции с древнейших времен

продолжение

1734-1763 Август III, или Август III Саксонец (польск. August III Sas, (р. 7.10.1696 — ум. 5.10.1763), король Речи Посполитой, курфюрст саксонский с 1733 как Фридрих Август II. Сын и наследник Августа II Сильного и Кристианы Эбергардины Бранденбург-Байрейтской*. Женат на эрцгерцогине Марии Иозефе (Жозефе), дочери императора Иосифа I. Короновался в Кракове 17 января 1734 года.

Воспитан матерью в духе лютеранской (протестантской) церкви. В 1712 году, путешествуя по Европе: Германии, Франции и Италии, был тайно обращён в католицизм. В 1719 году женился на Марии Жозефе Австрийской (1699—1757), дочери императора Иосифа I. В браке родились 14 детей, трое умерли в детстве.
Польский историк так характеризовал своего короля: «Август III, навязанный Польше Россией и Австрией, был тупым и опустившимся лентяем. Не считая охоты, которой он отдавался со всей страстью, он вел жалкую жизнь, разнообразя ее резанием бумаги или стрельбой в собак, которых приводили под окна королевского дворца. У него не было тяготения к разврату, которым отличался его отец; но зато у него не было и политической энергии и подвижности отца. В общественных делах он во всем полагался на своих саксонских министров… Вся система Августа III сводилась к подчинению России…»104 (В. Гр. С. 341). Вскоре после вступления его на престол созванный в Варшаве 9 июля 1736 года пацификационный сейм завершил внутренний конфликт – «войну за польское наследство» в Речи Посполитой, подтвердив избрание королем Августа III. Сейм предоставил ему право назначить герцогом Курляндии кандидата, получившего одобрение местной знати, России и Пруссии. Им стал кандидат от России – «не формально законный, а фактический муж» Российской императрицы Анны Иоанновны**, барон Эрнст Иоганн Бирон, — зловещая фигура в истории Российской империи периода 1730-1740 гг. под названием «бироновщина», периода «методического государственного террора», — писал историк, богослов, общ. и гос. деятель в «Истории Русской Церкви» А.В. Карташев»105.
Правление Августа III – время политического кризиса Речи Посполитой. Будучи обязанным своей короной России и Австрии, Польша фактически не принимала участия в европейских событиях — ни в войне за австрийское наследство, ни в Семилетнюю войну (1756-1763), которая велась с одной стороны: Австрией, Францией, Россией, Испанией, Саксонией и Швецией, а с другой — Пруссией, Великобританией (в унии с Ганновером) и Португалией. Страна находилась в состоянии международного унижения, «внутреннего безнарядья», деморализации общества и политической анархии. Слабая власть – слабо и государство, что было на руку сильным деятелям Европы: Пруссии, Австрии, России…
…В Семилетнюю войну король Пруссии находился на вершине славы и достижений, придерживаясь своих стратегических принципов. В войну он вступил с осознанным чувством «безусловного превосходства» над противниками. Основное противостояние происходило между Австрией и Пруссией из-за Силезии. «За десятилетний период мира он увеличил и улучшил свою армию в значительно большей степени, чем его противники. Постройка его крепостей в Силезии была закончена. В его государственной казне лежало 16 миллионов талеров наличными, и он рассчитывал немедленно оккупировать и присоединить к Пруссии богатое курфюршество Саксонское с его ресурсами. <…> В отношении политики король рассчитывал, что Франция, памятуя о старом соперничестве между домами Габсбургов и Бурбонов, окажет Австрии лишь умеренную поддержку <…> Россию он рассчитывал удержать при посредстве Англии…»106 (Г. Дельбрюк. С. 771).
После присоединения России в 1757 г. к Версальскому союзному договору к антипрусской коалиции примкнули Швеция и Саксония. Участие России в Семилетней войне с Пруссией было «продиктовано подписанными союзными договорами с Францией и Австрией и реальной угрозой ее владениям в Прибалтике». Война завершилась победой англо-прусской коалиции в результате полного истощения сил и средств воюющих сторон. В начале 1762 г. коалиция государств стала рассыпаться. Пруссия была на грани катастрофы, но в декабре 1761 г. умерла императрица Елизавета I. Взошедший на престол Петр III, заключил союз с Фридрихом II. Россия вышла из войны первой. Вскоре вышла из войны Швеция, Франция заключила перемирие с Англией. В итоге: Австрия не вернула себе Силезию, Россия по Петербургскому миру, заключённому Петром III 24 апреля (5 мая) 1762 г., не приобрела в этой войне тоже ничего, Франция потеряла Канаду, Восточную Луизиану, большую часть французских владений в Индии. Военное противостояние начиналось между Австрией и Пруссией из-за Силезии, а главный итог Семилетней войны — победа Англии над Францией в борьбе за колониальное и торговое превосходство.

Примечания
*Кристиана Байрейтская cупруга Августа Сильного, курфюрстина саксонская, с 1697 года титулярная королева Польши; была крёстной матерью «арапа Петра Великого» Абрама Петровича (Ганнибала), крестным отцом — Петр I.
**Анна Иоанновна (1693-1740), — вторая дочь царя Ивана V Алексеевича и царицы Прасковьи Федоровны, ур. Салтыковой; в официальном браке была за Фридрихом Вильгельмом, герцогом Курляндским, овдовела в 1711 г. в возрасте 17 лет. До 1730 года жила в Митаве. Переговоры по политическим соображениям Петра I, а затем Екатерины I и Петра II, с иностранными принцами о новом браке ни к чему не привели. В 1720 г. вдовствующая герцогиня Курляндская сблизилась с Бироном, попавшим на службу к ее двору двумя годами раньше, благодаря Г.К. Кейзерлингу, будущему гос. деятелю и дипломату России, ревностному защитнику православных в Польше. В 1724-м Бирон стал ее фаворитом, а с воцарением Анны Иоанновны на престоле России — неограниченным правителем, не занимая официально никакого поста в правительстве или Кабинете императрицы. По словам историка «Бирон влиял на дела только интимно».

1763(4)-1795 Станислав II Понятовский, или Станислав Август Циолэк Понятовский, (род. 17.01.1732, д. Волчин – ум. 02. 1798, Санкт-Петербург), последний король польский и великий князь литовский. Четвёртый сын воеводы мазовецкого, каштеляна краковского Станислава Понятовского (1676—1762) и его второй супруги, княжны Констанции Чарторыской (1696—1759). 7 сентября 1764 г. на сейме — единогласное избрание. Короновался в Варшаве.

При поддержке императрицы Екатерины II, Станислав Понятовский был избран королём. В первые годы правления Станислав Август пытался провести государственные реформы. Он основал Рыцарскую школу (аналог Кадетского корпуса Российской империи), начал формировать дипломатическую службу для создания представительств при дворах Европы и Оттоманской империи. 7 мая 1765 года был учреждён Орден Святого Станислава — второй по значимости польский орден после Ордена Белого орла. Вместе с партией Чарторыйских (Чарторыских) «Фамилия» король попытался реформировать малоэффективное правительство, передав часть полномочий гетманов и казначеев комиссиям, созданным сеймом и несшим ответственность перед королём. В армии стали внедряться новые виды вооружения; стала возрастать роль пехоты. Позже в своих мемуарах Понятовский назвал это время «годами надежд».
Однако реформы в Речи Посполитой не устраивали Российскую империю, Пруссию и Австрию. Им нужен был большой, но слабый сосед…
…Немецкий историк Ганс Дельбрюк так характеризовал политическое состояние Европы в это время: «По окончании Семилетней войны политические организмы впали в своего рода оцепенение. Колоссальная борьба этих семи лет закончилась, не внеся ни территориальных изменений в Европе, ни перемещений в соотношении сил. Державы поняв, что они не могут нанести друг другу существенного ущерба, стали пытаться прийти к взаимному соглашению, не прибегая к решениям силой оружия. Первый раздел Польши, отторгнувший от нее Западную Пруссию, Галицию и обширные восточные области, был произведен путем дипломатических переговоров»107.
Для России всегда был важен прежде других вопрос воссоединения Западной Руси с Русским государством; он витал и жил в памяти в той или иной форме — то усиливаясь, то утихая, на протяжении веков: «так он стал еще в XV в. и полтора столетия разрешался в том же направлении; так его понимали и в самой Западной России в половине XVIII в.»108 Но со смертью короля Августа III из русской политики этот вопрос постепенно сошел на нет. Его заменяли вопросы «о гарантии, диссидентах, конфедерациях». Используя дипломатию как метод достижения целей вместо применения военной силы, «русский кабинет сначала довольствовался (думал только) исправлением границы с польской стороны», а Пруссию за содействие в польских делах предполагал вознаградить «каким-нибудь территориальным вознаграждением». Все планы изменила русско-турецкая война. «Фридрих сперва испугался этой войны, опасаясь, что Австрия, злобясь на русско-прусский союз, вмешается в нее, станет за Турцию, впутает и Пруссию. С целью отклонить эту опасность из Берлина с самого начала войны и была пущена в ход мысль о разделе Польши. Эта идея ничья; она сложилась сама собой из всего строя, быта и соседского окружения Речи Посполитой и носилась в дипломатических кругах давно»109, — делает вывод русский историк В.О. Ключевский.
А что же важнейшим было для Пруссии? «При деде и отце Фридриха II три раза предлагали Петру I раздел Польши, и всегда непременно с уступкой прусскому королю Западной Пруссии, отделявшей досадным промежутком Бранденбург от Восточной Пруссии. Фридриху принадлежит не сама идея, а ее практическая разработка. Он сам признавался, что, страшась усиления России, он попробовал без войны, без жертв и риска, только ловкостью извлечь пользу из ее успехов. Война России с Турцией дала ему желанный случай, который он, по его выражению, ухватил за волосы»110, — продолжает анализ предыстории раздела Польши ученый. И действительно, к этой идее он стал склоняться уже в Семилетнюю войну. В течение последних двух кампаний 1761 и 1762 гг. он не дал ни одного сражения, несмотря на свое численное превосходство в 1762 г. и приблизительное равенство сил во время войны за Баварское наследство в 1778 г.
«По его [Фридриха II] плану к союзу России с Пруссией привлекалась враждебная им обеим Австрия для дипломатического – только отнюдь не вооруженного – содействия России в войне с Турцией, и все три державы получали земельное вознаграждение не от Турции, а от Польши, подавшей повод к войне».
Три года длились переговоры держав по разделу польских земель, «перетасовывая области и население, как игральные карты». А каковы итоги игры? «Молдавия и Валахия, христианские княжества, отвоеванные у турок русскими войсками, возвращались именно по настоянию Фридриха, союзника, под турецкое иго, освобождение от которого им было торжественно обещано, а взамен этой уступки русский кабинет, обязавшись охранять территориальную целостность христианской Польши от хищных соседей, заставил Россию вместе с ними участвовать в ее расхищении.
Вышло так, что одни польские области отходили к России взамен турецких за военные издержки и победы, а другие – к Пруссии и Австрии так, ни за что, или к первой как бы за комиссию и за новую постановку дела, за фасон, а ко второй в виде отступного за вражду к России, вызванную ее союзом с той же Пруссией. <…> По вине Фридриха победы 1770 г. принесли России больше славы, чем пользы. Екатерина выходила из первой турецкой войны и из первого раздела Польши с независимыми татарами, с Белоруссией и большим нравственным поражением, возбудив и не оправдав столько надежд в Польше, в Западной России, в Молдавии и Валахии, в Черногории, в Морее»111.

Приведем еще один фрагмент из «Русской истории» знаменитого историка относительно «значения разделов» Речи Посполитой.
«Сведем в польском вопросе конец с началом. Предстояло воссоединить Западную Русь; вместо того разделили Польшу. Очевидно, это различные по существу акты – первого требовал жизненный интерес русского народа; второй был делом международного насилия.
Решение не отвечало задаче. <…> Россия присоединила не только Западную Русь, но и Литву с Курляндией, зато Западную Русь не всю, уступив Галицию в немецкие руки. Рассказывали, что при первом разделе Екатерина плакала об этой уступке; 21 год спустя, при втором разделе, она спокойно говорила, что «со временем надобно выменять у императора Галицию, она ему некстати»; однако Галиция осталась за Австрией и после третьего раздела.
Польша не была лишним членом в семье государств Северо-Восточной Европы, служа слабой посредницей между тремя сильными державами. Но освобожденная от ослаблявшей ее Западной Руси и преобразовав свой государственный строй … она могла бы сослужить добрую службу славянству…
Россия не присвоила ничего исконно польского, отобрала только свои старинные земли да часть Литвы, некогда прицепившей их к Польше.
Но с русским участием раздвинулось новой обширной могилой славянское кладбище, на котором и без того похоронено было столько наших соплеменников, западных славян. История указывала Екатерине возвратить от Польши то, что было за ней русского, но не внушала ей делиться Польшей с немцами. <…>
Наконец, уничтожение польского государства не избавило нас от борьбы с польским народом: не прошло 70 лет после третьего раздела Польши, а Россия уже три раза воевала с поляками (1812, 1831 и 1863)»112.
Добавим — четвертый раз в 1919—1921 годах во время Гражданской войны в России. Сложными натянутыми остаются отношения и ныне.

Примечание
В результате трех разделов Польши:
первый — по разделу 1772 года – 6 февраля в Петербурге между Россией и Пруссией был подписан секретный пакт (конвенция, трактат), а 19 февраля в Вене от Австрии подписали император Иосиф II (соправитель) и его мать императрица Мария-Терезия. После завершения военной кампании уже 22 сентября к России отошли: Витебское, Полоцкое и Мстиславское воеводства (часть земель Белоруссии). Галиция отошла к Австрийской империи под власть Габсбургов — императоров Священной Римской империи. К Пруссии – Поморье без Гданьска и часть западных прусских земель;
второй — 23 января 1793 года между Россией и Пруссией подписан двухсторонний договор о дальнейшем разделе Польши. К России отошли украинские и белорусские территории: Киевское, Брацлавское, Подольское, Минское, часть Виленского воеводства и восточная часть Волыни.
К Пруссии отошли польские земли с городами Гданьск, Торунь и Познань.
третий — раздел 1795 года по договору между Австрией, Пруссией и Россией. Раздел закреплял русско-австрийско-прусскую границу с прекращением существования Речи Посполитой. «Земли, забранные Россией, — писал историк В. Грабеньский, — шли с юга по течению Буга до Немирова и старой прусской границе до Балтийского моря. Австрии досталось пространство между Пилицей, Вислой и Бугом. Пруссия заняла край между Пилицей, Бугом и Неманом»113.
Таким образом, к России отошли земли от Либавы до Ровно и Бреста: Литва (за исключением Занеманья, которое отошло Пруссии), Курляндия и западная Белоруссия с Брестом. Польшу поделили Пруссия (ей отошла и Варшава) и Австрия.
«Вновь Польское государство было воссоздано как Великое герцогство Варшавское в 1807 году императором Франции Наполеоном Бонапартом»114 и с населением 2400000 было передано в наследственную собственность саксонскому королю Фридриху-Августу III (1750-1827).
Просуществовало до 1813 года.
C 1815 до 1918 гг. Польша — в составе Российской империи
.

Продолжение следует